Загрузка страницы...

Болгарка, покорившая Голливуд

КиноМузыка online | 21.09.2010 | Рубрика: В центре внимания | Комментарии

Болгарка, покорившая Голливуд

Существует мнение, что композитор – мужская профессия. Особенно в кино. Но в последнее время именно в кинематографе все больше женщин отвоевывает свое «место под Оскаром». Сегодня в центре нашего внимания оказалась Пенка Кунева. Этой девушке из Болгарии удалось покорить Голливуд: она работала оркестровщиком на таких блокбастерах, как «Трансформеры 1 и 2», «Пираты Карибского моря 3», «Ангелы и Демоны», а совсем недавно вышел ее первый саундтрек с музыкой к фильму «Полуночное кино». Пенка также пишет музыку к видеоиграм, она работала над музыкой к игре «Принц Персии: забытые пески», и считает видеоигры уже сложившимся культурным явлением.

Итак, в гостях у «КиноМузыки online» кинокомпозитор, оркестровщик, действительный член Института Санденс и просто красивая девушка из Болгарии – Пенка Кунева.

КиноМузыка online: Пенка, расскажите о Вашем образовании, когда Вы стали обучаться музыке? Где получали музыкальное образование?

Пенка Кунева: Я родилась в Софии, столице Болгарии. Моя мама — профессор музыки, отец — ученый. Когда мне было шесть лет, я начала брать уроки игры на фортепиано и затем обучалась в Высшей музыкальной школе в своей родной Софии. Я посетила сотни симфонических и камерных концертов за время своего детства. Впоследствии, я закончила Музыкальную Академию по специальности «Теория музыки». Я очень завидовала своим друзьям, которые играли в оркестре. Именно поэтому я сама научилась играть на скрипке, используя русские методические пособия. В течение нескольких лет я написала много камерной, хоровой и оркестровой музыки, работала в тесном контакте с музыкантами, набираясь опыта и понимания того, как играть на разных инструментах, что можно делать с этими инструментами, что звучит хорошо, а что нет.

КМО: Что повлияло на Ваше решение переехать в США?

Пенка Кунева: Берлинская стена пала в 1989 году, коммунизм развалился, пост-коммунистический хаос наполнил большинство восточноевропейских стран. Я попробовала поступить в аспирантуру по композиции в Университете Дьюка (г. Дарем, штат Северная Каролина).  После окончания Софийской Музыкальной Академии в 1990 году я получила стипендию для обучения в аспирантуре в этом университете и приехала в США со ста тридцатью долларами в кармане. В Университете я училась у двух профессоров, великолепных композиторов-оркестровщиков —  Стефена Джэффа и Скотта Линдрота.  В 90-е годы некоторые композиторы называли себя «постмодернистами», они писали тональную музыку и смешивали элементы из восточной и западной культур, старую и новую музыку, «высокое искусство» и поп-музыку, народную музыку.  Этот подход был мне наиболее близок, и я тоже стала причислять себя к «постмодернистам».  Я получила докторскую степень по композиции, так как в то время в Университете Дьюка только что открылась докторантура.

КМО: Чем отличается образовательная программа для композиторов в США от подобных программ в Болгарии и Восточной Европе, если вообще отличается?

Пенка Кунева: В Академии в Болгарии у нас было очень много предметов в каждом семестре.  В аспирантуре в Университете Дьюка у нас было по 4 предмета в семестр, но они были более насыщенными, с еженедельными заданиями и презентациями. В Болгарии у нас в основном были лекции и сложный финальный экзамен (за исключением практических дисциплин, таких как гармония, полифония, по которым у нас были еженедельные домашние задания и семинары в небольших группах, в дополнение к лекциям).

КМО: Когда Вы впервые заинтересовались киномузыкой? Как Вам пришла в голову идея стать кинокомпозитором, ведь Вы уже были на тот момент достаточно известным концертным композитором?

Пенка Кунева: Когда я была подростком, я начала писать музыку для детского театра, и именно тогда я осознала, что хочу быть композитором. Я продолжала сотрудничать с театральными и танцевальными труппами в течение всего времени обучения.  После окончания Университета Дьюка я не хотела заниматься преподавательской деятельностью, и мне надо было принимать решение о том, в каком направлении развивать свою карьеру.  Я никогда не считала себя композитором-модернистом, и мне казалось, что я совсем не подпадаю под «академические» критерии. Мне нравится преподавать, и я глубоко восхищаюсь своими учителями, но мне хотелось заниматься чем-то более захватывающим, выбрать более сложное, но интересное занятие. Моя концертная музыка всегда была тональной, драматичной, подверженной влиянию народной и поп-музыки и я бы просто не вписалась в рамки академичных, «концертных» композиторов.  В последние два года преподавания я разработала программу по предмету «Понимание киномузыки» и преподавала ее. Тщательный разбор партитур окончательно повлиял на мой выбор. Моя страсть к кино и к совместному творчеству привела меня к тому, что я стала кинокомпозитором.  Я люблю все, что связано с моей профессией, и я чувствую в себе энергию и вдохновение каждый день.

КМО: Назовите Ваших любимых классических композиторов и кинокомпозиторов?

Пенка Кунева: Бах, Бетховен, Дебюсси, Шопен, Стравинский, Дюрюфле, Моцарт, композиторы мадригалов эпохи Возрождения, средневековых песнопений. Из кинокомпозиторов: Джерри Голдсмит, Клифф Эйдельман, Майкл Камен, Майкл Данна, Джон Уильямс, Томас Ньюман, Эд Шермур, Стив Яблонски.

КМО: Пожалуйста, поделитесь с нашими читателями, как Вы начали работать в Голливуде, каковы были Ваши первые шаги?

Пенка Кунева. Фото из личного архиваПенка Кунева: Моим первым фильмом в Голливуде была короткометражная дипломная работа Американского Института Кино, под названием «Тени» (1999), режиссера Митча Левина. Он хотел использовать восточноевропейский, преследующий саунд для семейной драмы, разворачивающейся во время Холокоста. Меня порекомендовал Клифф Эйдельман, который слышал мои концертные произведения, написанные в 90-х. Это было очень успешное сотрудничество, фильм получил несколько наград. Я начала писать музыку для других короткометражных дипломных работ Американского Института Кино и находилась под впечатлением от моих первых друзей в кинобизнесе, от киносообщества Лос-Анджелеса. Моим первым полнометражным фильмом была современная версия «Портрета Дориана Грея» с Джошем Дюамелем в главной роли, режиссерами и продюсерами были недавние выпускники Американского Института Кино.  Они хотели темный, стильный саунд, а-ля «Талантливый Мистер Рипли» и «Повелитель иллюзий».  Я оказалась в нужном месте в нужное время — я пришла из мира классического образования и переродилась в кинокомпозитора.

КМО: Помимо деятельности композитора, Вы еще работаете оркестровщиком.  Вы можете нам рассказать подробно, чем занимается оркестровщик?

Пенка Кунева: Оркестровщик очень тесно работает с композитором и превращает его музыку из MIDI файла в полностью завершенную оркестровую партитуру.  Я обычно занимаюсь работой над партитурой и планированием всех деталей записи, в то время как композитор пишет огромное количество музыки и постоянно согласовывает все написанное с режиссером и студией.  Мы обсуждаем такие вопросы, как количество музыкантов в оркестре, бюджеты, где и как мы будем записывать музыку, и т.д.

КМО: Вы работали оркестровщиком на таких блокбастерах, как «Ангелы и демоны», «Трансформеры 2: Месть павших», «Пираты Карибского моря 3», «Матрица», и т.д.  Опишите, пожалуйста, Ваш опыт работы на таких больших проектах?

Пенка Кунева: Конечно, это очень сложно.  Оркестр для фильма «Трансформеры» был очень большим с усиленными секциями низких медно-духовых и низких струнных инструментов. Я восхищаюсь способностью Стива Яблонски писать такие запоминающиеся, эмоциональные, оригинальные темы. Это как раз то, к чему я ежедневно стремлюсь, и Стив меня вдохновляет на это. Музыка для «Трансформеров» имеет такой темный, эпический колорит, и отлично обрамляет высококлассный экшн на экране. Я всегда стараюсь обращать особое внимание на то, как оркестр будет взаимодействовать с синтезаторами, перкуссией, ударными.  В «Пиратах Карибского моря 3» я делала оркестровки для не оркестровых и не западных инструментов, которые играли большую роль в «world sound» этого фильма (японская цитра, китайские и азиатские деревянно-духовые и флейты, цимбалы, гусли, ирландская скрипка, ударные).  Я действительно открывала для себя новые миры.

КМО: Как Вы обычно начинаете работу над фильмом — со сценария?  Или когда фильм уже смонтирован?

Пенка Кунева: По-разному. Я предпочитаю начинать с этапа, когда уже существует черновой монтаж фильма. Смотрю его и пытаюсь проникнуть в творческое сознание режиссера, для того чтобы прочувствовать его видение фильма и понять, что от меня требуется. Я «проживаю» этот фильм, как один из персонажей, впитываю в себя мотивацию героев и сам сюжет. Так как музыка призвана создать звуковую индивидуальность фильма (помимо добавления эмоциональной глубины, подтекста и усиления драматургической арки), изначально мы с режиссером обсуждаем стиль, темы, «основные составляющие» и общий тон музыки. Я внимательно прислушиваюсь к его вкусам и требованиям.  Затем «изучаю» фильмы с похожими сюжетами, снятые в том же стиле и т.д.  Ну, а затем делаю наброски своих собственных тем и пишу музыку для одной-двух поворотных сцен, что помогает мне найти «ритм сердцебиения» фильма.

КМО: Недавно вышел Ваш первый саундтрек к фильму «Полуночное кино» («Midnight Movie»).  Разрешите Вас поздравить с этим важным событием в Вашей карьере.  Не могли бы Вы рассказать об этом фильме, а также о Вашей музыке к этому фильму?

Пенка Кунева: Сюжет фильма таков: полуночный показ фильма ужасов ранних 70-х превращается в хаос, когда Убийца из старого фильма сходит с экрана в зрительный зал и атакует зрителей.  У меня была непростая задача — написать музыку к «фильму в фильме», т.е. музыку для двух разных фильмов – для «старого фильма», над которым смеются зрители, и для фильма, который мы смотрим. Музыка для «старого фильма» должна была быть старомодной и низкосортной. Я использовала некоторые музыкальные идеи, которые были популярны в киномузыке для этого жанра в 70-х (безумный подбор инструментов: тонкие высокие скрипки и фагот, ранние синтезаторные вставки, сложные аккорды для создания «саспенса» и т.д.).  Музыка для современного фильма должна была быть темной и серьезной. Я написала нежную, грустную тему для выражения страха нашей героини.  Я написала ее под влиянием напряженной, нагнетающей музыки Нэтана Бара к первому фильму «Хостел». Темы «саспенса» из моей музыки были описаны критиками как «леденящие», темы нападения — как «взрывные и ужасающие».

КМО: У Вас есть любимые инструменты? Вы часто используете этнические инструменты в своей музыке?

Пенка Кунева: Я люблю все оркестровые инструменты, в основном виолончель, тромбон, флейту.  Часто использую этнические инструменты, как струнные (танбур, сантур, уд), так и духовые (мей, дудук, и т.д.)

КМО: Все больше кинокомпозиторов сейчас пишут музыку для видеоигр, и Вы не исключение. Вы написали музыку к игре «Принц Персии: забытые пески». Работа над видеоигрой отличается от работынад фильмом? Как бы Вы оценили этот относительной новый вид развлечения – можно ли его назвать новой формой визуального искусства?

Пенка Кунева: В фильме музыка целиком должна быть синхронна картинке и должна поддерживать драматургическую арку в каждой сцене, монтаж.  Музыки в фильме может быть и немного, но она должна быть очень разнообразной (драматургическое развитие, высокая кульминация, и т.д.).  В играх у музыки другие функции: создание атмосферы, напряжения, циклов для драк, которые поддерживают постоянно изменяющийся ход игры. Все циклы длятся от полутора до трех минут и должны быть однородны по напряжению и тону.  Музыка для «Принца Персии: забытые пески» — это микс эпического голливудского саунда с восточными тональностями, инструментами и мелодиями. Я думаю, что видеоигры уже стали важным культурным явлением.  Некоторые игры несут в себе помимо развлекательного, также и образовательный элемент, все игры развивают воображение, так как они вводят нас в мир фантазии.

КМО: Вы можете назвать «фильм Вашей мечты», то есть фильм, для которого Вы бы хотели написать музыку больше всего на свете?

Пенка Кунева: Для душевной, масштабной эпической истории, исторического фильма, как «Вкус солнечного света» («Sunshine», 1999). Для мистического или жанрового фильма с непредсказуемым поворотом в конце сюжета, как в «Шестом чувстве». Для фильма, в котором можно было бы использовать как душевные, простые темы, так и широкие, величественные, или же нежные, меланхоличные темы. Для следующей «Матрицы», может быть, или для фильма о людях и каких-нибудь превращениях.  Искренность моей музыки очень подходит для драмы.  Моя мечта – найти «своего» режиссера, с особым видением.

КМО: Ваше восточноевропейское происхождение каким-либо образом помогает Вам в работе в Голливуде, или нет?

Пенка Кунева: Я полагаю, что меня приняли на кафедру композиторов института Санденс частично и потому, что для моей музыки характерен ярко выраженный восточноевропейский, искренний колорит. Мой самый первый учитель, Клифф Эйдельман, который предоставил мне возможность написать музыку для трех фильмов, также обращал большое внимание на мои концертные произведения, которые я написала в 90-х — именно он порекомендовал меня на мой первый фильм.  Он вдохнул в меня веру в себя, так как я только что переехала в Лос-Анджелес в то время. Но есть и негативные моменты, так как мне приходится сталкиваться с некоторыми предубеждениями о людях из Восточной Европы (они не могут культурно адаптироваться, не знают, как работать, и т.д.).

КМО: Что бы Вы посоветовали нашим читателям, композиторам, живущим в России, странах СНГ и Восточной Европы, и мечтающим о Голливуде?

Пенка Кунева: Стать кинокомпозитором — неважно где…  С музыкальной точки зрения, необходимо иметь чувство музыкальной драматургии, талант для понимания героев, ситуаций, сюжетов. Также необходимо знать огромное разнообразие стилей и музыкальную историю.  Для того, чтобы тебя заметили, композитору необходим собственный стиль, отличающий его от всех остальных.  Также я бы посоветовала связаться с работающими профессионалами. Молодые композиторы могут работать «подмастерьями» у знаменитых композиторов, писать музыку для студенческих фильмов.  В отличие от сферы преподавания, если ты хочешь быть кинокомпозитором, то необходимо развивать огромное количество крепких отношений с режиссерами, продюсерами, режиссерами монтажа, соратниками «по цеху». Когда пробьет ваш «звездный час», то есть когда вы напишите музыку к своему первому фильму, тогда вам придется отдавать этой работе все и быть готовым к многочисленным трудностям, препятствиям.  Кинокомпозиторы никогда не работают по одиночке – мы все окружены людьми, которые помогают нам достичь успеха (инженеры сведения, MIDI программисты, музыканты). Киномузыка – это сочетание бизнеса, технологий и искусства.  Кинокомпозитору необходимо постоянно совершенствовать как свои профессиональные навыки, так и бизнес качества, дипломатические таланты, а также следить за новейшими технологиями.  Киномузыка – это очень сложное искусство, состоящее из многих элементов, задача которого – рассказать историю, а роль композитора – поддержать творческое видение другого человека.  Необходимо постоянно расширять свои навыки по работе в коллективе и стараться воспринимать творческие идеи других людей.

КМО: Пожалуй, это одно из лучших определений киномузыки, отражающее современные тенденции кинобизнеса. Спасибо за интервью и удачи!

Пенка Кунева: Спасибо.

Валерия Коротина




Теги: Джерри Голдсмит Джон Уильямс Клифф Эйдельман Майкл Данна Майкл Кеймен Пенка Кунева Стив Яблонски Томас Ньюман Эдвард Шермур