Загрузка страницы...

Музыка для Бонда

КиноМузыка online | 09.11.2011 | Рубрика: В центре внимания | Комментарии

Музыка для Бонда

Джеймс Бонд со своей пушкой стремительно ворвался в XXI век с 23-м фильмом Бондианы «007: Координаты «Скайфолл». Правообладатели агента 007 продолжают апгрейд своего культового персонажа, простого, когда-то простого и понятного, до шпиона, который мог бы правдоподобно смотреться во вселенной Борна, и уже мало напоминает стильного остряка, яростно воевавшего со злобными промышленными магнатами на борту супертанкера или на космической станции. Конечно, черный юмор по-прежнему у Бонда в крови, но теперь герой стал реалистичнее и достиг того уровня грубой силы и сумятицы чувств, который и не снился ценителям его предыдущих инкарнаций. Но еще до появления преображенного «реального» Бонда, блестяще воплощенного Дэниэлом Крэйгом, композиторы агента 007 уже старались не отставать от современных музыкальных веяний. Были самые разные саундтреки: позитивный джазовый экшн от Джона Бэрри, афро-фанк от Джорджа Мартина, героика в стиле диско от Марвина Хэмлиша и Билла Конти, шокирующий евробит от Эрика Серра и самое свежее наэлектризованное попурри от Дэвида Арнольда по мотивам теперь уже олдскульных оркестровок Джона Бэрри и рок-поп ритмов, так полюбившихся его фанатам.

Теперь рулить музыкой для Джеймса Бонда доверили, наверное, главному революционеру среди композиторов саги – Томасу Ньюману. Композитору, которому каким-то образом удается балансировать на тонком голливудском канате между экспериментами в независимом кино и студийной дисциплиной. Ньюман смог сохранить то чутье альтернативщика, которое сделало его самым прогрессивным представителем кинокомпозиторской династии и особенно остро проявилось в музыке к «Отчаянно ищу Сьюзэн», «Пропащим ребятам» и «Вознесению». Тем не менее, здоровый симфонический мелодизм, отличавший работы его отцаАльфреда Ньюмана, передался и Томасу, проявившись в «Маленьких женщинах», «Побеге из Шоушенка» и «Хорошем немце». Если есть жанр, к которому Ньюман почти не прикасался за все эти годы, то это экшн. Но его недавние работы в «Меняющих реальность» и «Расплате» показали, что в ритмическом плане ему более чем по силам полномасштабные сцены погони, драки на крыше поезда и перестрелка в здании правительства.

Благодаря «007: Координаты «Скайфолл» Томасу Ньюману выпал шанс развить все эти темы и сделать гораздо больше хорошего экшна. Такой возможностью композитор обязан Сэму Мендесу, с которым он уже работал над фильмами «Красота по-американски», «Проклятый путь» и «Морпехи».  Доверие режиссера, тоже, кстати, ценящего в фильмах здоровую долю эксцентричного драйва, позволило Ньюману включить в сборную солянку для «Координат «Скайфолл» свои лучшие хиты, в числе которых – рок-ритмы из «Эрин Брокович», мрачные оркестровки из «Зеленой мили» и роскошные романтические номера в стиле «Знакомьтесь, Джо Блэк». Для полноты картины в фильм вошла и бойкая комедийная музыка а’ля «В поисках Немо». Получился очень занимательный сборник ремиксов Ньюмана, очень подходящий для бондовской миссии, начинающейся громко и заканчивающейся довольно скромно. Еще забавнее то, что в «Скайфолл» Ньюман с лихвой отдает дань уважения многим музыкальным стилям, гостившим в Бондиане ранее, включая легендарную тему, богатые джазовые композиции и гитарные стилизации Вика Флика, да так, что довольны останутся и пуристы, и новички с плеерами в ушах, впервые пришедшие на фильм франшизы. Этот фильм о Бонде как никогда богат на сюрпризы, и музыка Томаса Ньюмана – один из главных и самых эксцентричных ходов, которыми создатели задумали поразить зрителя.

КиноМузыка online: Вам случалось когда-нибудь, в самых смелых мечтах, видеть себя композитором большого экшн-фильма, не говоря уже о том, что это будет фильм о Джеймсе Бонде?

Томас Ньюман: Думаю, правильный ответ – «нет». Кажется, я никогда об этом не думал. Музыке для экшн нужны мускулатура и сила, чтобы ее слышали за визгом шин, выстрелами и прочим. И хотя я обожаю экшн, я никогда не задумывался о создании музыки для этого жанра, в основном, потому что здесь меньше шансов, что твой собственный голос услышат, из-за тех требований, о которых я уже сказал.  Никогда не думал о работе в фильме о Бонде, пока не узнал, что снимать будет Сэм Мендес.  И я набрался смелости, позвонил ему и сказал, что очень хотел бы работать с ним в этом проекте, если он меня возьмет. Мне не хотелось навязываться. Но оказалось, что Сэм как раз собирался позвонить мне и предложить вместе делать «Скайфолл».

КМО: Сэму, наверное, пришлось побороться, чтобы Вас взяли в проект? Учитывая, что в Вашем резюме не так уж много экшна?

Томас Ньюман: Не знаю. Спросите у него. Барбаре Брокколи и Майклу Уилсону очень нравилось работать с Дэвидом Арнольдом в нескольких последних фильмах Бондианы, и мне хотелось их убедить в том, что я тот, кто нужен, найти с ними общий язык. Прежде чем нанять меня, они приехали ко мне в Лос-Анджелес. Мы встретились, они совершенно меня очаровали, и так все началось.

КМО: Как известно, семья Брокколи владеет огромной долей прав на франшизу. Насколько Вы ощущали это в процессе работы? Или Сэм помог Вам от этого абстрагироваться?

Томас Ньюман: Сэм прикрывал меня вплоть до этапа записи, на которую Брокколи пришли. Они не стеснялись высказывать свое мнение. Но надо отдать должное им и Сэму — все переговоры в студии записи велись через Сэма.

КМО: У Вас все гладко прошло с Брокколи?

Томас Ньюман: Думаю, да. Они хорошие, добрые люди. Конечно, они не успокоятся, пока не получат то, что хотят, но до особого зверства не доходило. Они всегда обращались со мной уважительно, даже когда недвусмысленно давали понять, что я должен принять их пожелания.

КМО: Что для Вас значит имя Джеймс Бонд, и какие обязанности, по-вашему, налагает на композитора работа в такой культовой франшизе?

Томас Ньюман: В детстве я не был безумным фанатом фильмов о Бонде, но они мне очень нравились. Конечно, у людей есть определенные ожидания, когда они говорят о «музыке для Джеймса Бонда». У всех есть свое мнение о Бонде и музыке для Бондианы. Однако я совершенно не чувствовал себя обязанным оправдывать ожидания. Но, готовясь кого-то разочаровать, я хотел, чтобы это было приятное, увлекающее разочарование, чтобы люди не думали, что мне важно просто из принципа идти против всех.

КМО: Вы — один из главных голливудских экспериментаторов. Насколько далеко Вам казалось уместным зайти в музыке для «Скайфолл»?

Томас Ньюман: Когда возникают идеи, думаешь, будут ли они работать. В экшн так много всего происходит в звуковом плане, что мне было интересно — а хватит ли мне места для тонкостей, для деталей, которые я всегда включал в музыку для фильмов. То есть, я как минимум понимал, что музыка должна заставить дрожать сабвуферы, чтобы зрители почувствовали ее физически. И, наверное, я осознавал, что для «Скайфолл» нужна намного более  открытая, экстравертная музыка, чем та, какую я пишу обычно.

КМО: Определенно, в «Скайфолл» мы слышим Ваш собственный музыкальный голос, но также узнаем и стилистику, созданную для Бонда предыдущими композиторами, – Джоном Бэрри и Дэвидом Арнольдом. Вы намеренно сохранили элементы этой стилистики?

Томас Ньюман: Не то чтобы я задался целью анализировать музыку к предыдущим фильмам Бондианы. Некоторые из них я видел, и у меня было общее представление о том, как работает музыка, кое-какие впечатления. Но мне совершенно не хотелось быть прилежным учеником. Это лишило бы меня уверенности и задавило желание творить по своему разумению. Но, возможно, соприкоснувшись с музыкой к предыдущим фильмам, я кое-что и почерпнул.

КМО: Тем не менее, главная тема фильма – классическая мелодия Джеймса Бонда.  

Томас Ньюман: Это уместно, наверное. Разве не так? Это великая, культовая тема, которая радует людей, особенно фанатов. Я определенно хотел ее использовать. Вопрос был в том – где и когда, и мы с Сэмом, а потом и с Барбарой Брокколи и Майклом Уилсоном, много говорили о том, в какой сцене запустить бондовскую тему.

КМО: Тематическая песня Адель звучит только в треке «Komodo Dragon». Вам не хотелось включить ее еще в какую-нибудь сцену?

Томас Ньюман: Майкл Уилсон интересовался, в каком месте будет звучать песня Адель, чтобы она не выглядела чем-то инородным. И та сцена, где он приходит в казино в Макао, в новом образе, гладко выбритый, в смокинге, показалась очень подходящим моментом для настоящего «бондовского прохода». Мелодия Адель как раз для такого эпизода.

КМО: Вы общались с Адель и с авторами песни?

Томас Ньюман: Мне не довелось встретиться с Адель, но я общался с Полом Эпвортом, соавтором и продюсером песни. Он хотел обсудить раннюю договоренность со «Скайфолл» по поводу Ширли Бэйсси и просил меня сделать аранжировки для струнных и медных духовых. Но у меня уже были очень масштабные и пугающие задачи, и, в конце концов, этим занимался мой оркестровщик Дж.А.С. Рэдфорд, который к тому же еще и отличный композитор.

КМО: До «Скайфолл» Вы работали в фильме «Железная леди» о деспотичном стиле правления Маргарет Тэтчер в Англии. Как Вы считаете, есть сходство между ней и М?

Томас Ньюман: А это интересно. Думаю, английскому характеру присуща склонность к стоицизму, этакая твердость духа. В случае с Маргарет Тэтчер это очевидно, но и с М то же самое. Им обеим не подходила чересчур сентиментальная, эмоциональная музыка. А если были эмоциональные моменты, музыка должна была только намекать на это, не «рассказывая» открыто об их чувствах. Думаю, мне удалось создать убедительные музыкальные портреты этих героинь.

КМО: Мой любимый персонаж в фильме – Сильва в исполнении Хавьера Бардема, в основном потому, что он, возможно, самый безумный злодей во всей саге. Вы согласны, что Ваша странная тема очень ему подходит?

Томас Ньюман: Вы знаете, я об этом не думал. Сам Сильва настолько эксцентричен в выборе музыки, что я решил: мое понимание персонажа лучше всего показать, позволив ему самому рассказывать историю.

КМО: У Вас получилась роскошная музыка для роковой женщины Северин.

Томас Ньюман: Наверное, потому, что я хотел написать для нее мелодию, как можно больше напоминающую Джона Бэрри, то есть взять мажорно-минорную тему, что-то очень сексуальное и опасное с определенной долей глянцевого очарования.

КМО: Думаю, Вы – один из немногих композиторов, писавших для Джеймса Бонда комедийную музыку. Речь о треке «Close Shave».

Томас Ньюман: Для Сэма это была сложная сцена, потому что в ней мы еще только догадываемся, что происходит между Бондом и другим агентом Евой. Сцена полна риска, сексуальности и не лишена юмора. Я сделал для нее очень много вариантов, потому что нужное решение родилось далеко не сразу. Я даже постоял за дирижерским пультом, когда вносил последние штрихи в ту версию «Close Shave», которая понравилась Сэму. Но несколько минут спустя она ему разонравилась!  

КМО: Что у Вас поначалу не получалось в «Close Shave»?

Томас Ньюман: Думаю, мое первое решение было классическим в плане сексуальности, и Сэм подумал, что музыка говорит не о том или говорит слишком много и разрушает равновесие в отношениях Бонда и Евы.

КМО: Остальная часть фильма далась легче? Или было много таких метаний?

Томас Ньюман: Были сложные моменты, что-то приходилось пересматривать, иногда переписывать. Но так в любом кино – в понедельник у тебя что-то принимают, а в четверг забраковывают.

КМО: Как обогатил проект «Скайфолл» режиссерский талант Сэма?

Томас Ньюман: Сэм, конечно, отлично видит персонажа, у него было глубокое понимание образа Бонда. Так что он, наверное, разрывался между желанием по-настоящему уважать героя и франшизу и стремлением сделать историю более увлекательной и более динамичной.

КМО: Насколько, по-вашему, «английский» колорит отражен в музыке?

Томас Ньюман: «Скайфолл» — очень английское кино. Похожие ощущения у меня были в период работы над фильмом «Отель «Мэриголд»: Лучший из экзотических», то есть я думал: «И что я – американец – делаю в этом фильме»? Три с половиной месяца я прожил в Лондоне и написал там почти всю музыку к «Скайфолл». Было очень непривычно ходить в офис на студии «Эбби-Роуд», сочинять утром, днем и вечером, а потом еще записывать музыку там же. И музыканты в Англии просто потрясающие. Оркестр играет так, что возникает истинное ощущение ансамбля. В музыкальном плане это великий город.

КМО: Вы были готовы к восторженным рецензиям на «Скайфолл», в которых говорится, что это лучший фильм Бондианы после «Голдфингера»?

Томас Ньюман: Мне всегда казалось, что кино хорошее. После первого просмотра я остался очень доволен. Что касается положительных рецензий, то это лучший вариант завершения такого напряженного процесса.

КМО: Какие же двери открыл для Вас «Скайфолл»? Я это к тому, что раньше кое-кто не верил, что Томас Ньюман может писать для экшн.

Томас Ньюман: Не знаю. Я стараюсь не загадывать. Но мне интересно думать, что я справляюсь с экшн, что могу меняться, как хамелеон. Всегда здорово разрушать стереотипы. Работа с Сэмом в этом фильме — одна из вершин в моей карьере. У него получается заставлять меня хорошо работать. Впрочем, он этого ждет и не отступает, пока не добьется своего. Так что процесс болезненный, но всегда приносит плоды, особенно в случае со «Скайфолл».

КМО: Вы сами считаете «Скайфолл» своей главной работой в кино?

Томас Ньюман: Не думал об этом. Забавно то, насколько прозрачна работа кинокомпозитора в фильме Бондианы. О моих работах с «Пиксаром» — например, «В поисках Немо» и «ВАЛЛ-И» — узнавали, когда мы заканчивали, обычно не раньше. То, что я пишу для «Скайфолл», оказалось намного важнее для людей, чем я ожидал.

 

Даниель Швейгер 

Перевод Екатерина Юрьева




Теги: Альфред Ньюман Билл Конти Вик Флик Дж. А.С. Рэдфорд Джон Бэрри Джордж Мартин Дэвид Арнольд Марвин Хэмлиш Пол Эпворт Томас Ньюман Эрик Серра