Загрузка страницы...

Симфоническая музыка Патрика Дойла

КиноМузыка online | 22.08.2011 | Рубрика: В центре внимания | Комментарии

Симфоническая музыка Патрика Дойла

Электронная музыка – удел простых смертных. А Патрик Дойл с его мощной симфонической музыкой – своего рода Зевс-громовержец на композиторском Олимпе. Дойл получил музыкальное и актерское образование в своей родной Шотландии. В 1981 году на съемках «Огненных колесниц» Дойл, сыгравший одну из ролей, знакомится с малоизвестным тогда (и даже не попавшим в титры) Кеннетом Брэной. Но Брэна не задерживается на вторых ролях; вскоре он предпринимает рискованный проект стоимостью в девять миллионов долларов и снимает «Короля Генриха Пятого». В 1991-м году Дойл и Брэна отправляются покорять Голливуд с блестящим романтическим триллером «Умереть заново». Здесь-то и раскрылся в полной мере талант Дойла к созданию оркестровых мелодий и хоровых номеров.

Потом, на протяжении двух десятилетий, Брэна и Дойл работали вместе, создав более десяти фильмов: от лиричной адаптации шекспировской «Как вам это понравится» до роскошного, номинированного на «Оскар» «Гамлета». Кроме «шекспирианы», были эксцентрично-джазовый фильм о криминальных играх «Сыщик» и увлекательные приключения «Франкенштейна». Для нескольких фильмов Дойл написал скромную, непритязательную музыку («Дневник Бриджет Джонс» и номинированный на «Оскар» «Разум и чувства»), но в целом мелодическая умеренность совершенно для него не характерна, о чем мы можем судить по захватывающему триллеру «Путь Карлито», деревенской сказке «Подержанные львы», историко-приключенческому «Последнему легиону» и части фэнтезийной саги «Гарри Поттер и кубок огня».

Поразительно, но Дойл до сих пор еще ни разу не писал для экранизации комикса. И не менее поразительно то, что он смог выжить в безжалостной конкуренции с молодыми композиторами, уже отправившими на пенсию многих мелодистов старой школы. Но Дойл умеет бороться за жизнь (в буквальном смысле тоже, ведь композитору удалось победить рак), и у него хватило жизненных и творческих сил, чтобы взяться за такой непростой проект, как «Тор» Кеннета Брэны. Эта парочка, привыкшая к театральным эффектам, как нельзя лучше подходит для самого фантастического супергероя от компании Marvel, особенно хорошо это видно в сцене путешествия из Асгарда на Землю по радужному мосту.

Дойл задействует в полную силу свое знаменитое звучание, чтобы раскрыть темы космического благородства и человечности. Его мощная музыка хорошо соответствует грандиозным спецэффектам, которых в фильме немало. И все же музыка Дойла звучит необычайно свежо, учитывая, что действие фильма происходит много тысяч лет назад. Дойл сочетает симфоническую музыку,  рок и вполне современные популярные ритмы. Тем не менее, Дойл и не думает отказываться от своего фирменного громоподобного звучания. Пожалуй, «Тор» — следующий после «Умереть заново» большой прорыв в совместной голливудской карьере Брэны и Дойла.

Сейчас Патрик Дойл закончил работу над своим следующим блокбастерным проектом «Восстание планеты обезьян». Долго отдохнуть ему не удастся – на подходе следующий фильм. Но композитор нашел время рассказать нашим читателям о работе над «Тором» с Marvel Universe.

КиноМузыка online: «Тор» — на данный момент Ваш самый заметный совместный проект с Кеннетом Брэной. Вас не смутило предложение написать музыку для блокбастера о супергерое? Как отнеслись в Marvel к тому, что работу поручат именно Вам?

Патрик Дойл:  Это самый высокобюджетный фильм, в котором мне довелось участвовать со времен «Франкенштейна». Но у меня не было никаких сомнений, я на 100% уверен в надежности нашего творческого союза с Кеннетом. Я большой любитель фантастики, мифологии и особенно фильмов кинокомпании Marvel, так что мне было очень приятно получить заказ на «Тора». Насколько я понимаю, моя музыка понравилась Кевину Фейджу —  главе Marvel — и он одобрил выбор Кена.

КМО: Вы были знакомы с Вселенной «Тора» до того, как взялись за проект? Если нет, штудировали ли Вы комиксы прежде чем приступить к работе?

Патрик Дойл:  Мне хорошо знакома мифология, связанная с Тором, воспетая в тетралогии Вагнера «Кольцо нибелунга» и в скандинавской музыкальной культуре. Эти сюжеты перекликаются с родной для меня кельтской мифологией.

КМО: Расскажите о том, как Кеннет видит роль музыки в кино, особенно в эпическом кино, таком, как «Тор».

Патрик Дойл:  Кен хотел, чтобы музыка звучала современно, и я согласился с ним. Мне также очень хотелось, чтобы в фильме были сильные мелодии, которые Кен всегда ценил. Еще он стремился, как и я, избежать гиперболизации образов.

КМО:  Как Вы считаете, в «супергеройской» музыке есть какие-то общие места, стереотипы? И как Вы с Кеннетом планировали сделать музыку к «Тору» оригинальной?

Патрик Дойл: Наверное, важнее и сложнее всего в «Торе» было написать тему для супергероя и главную тему, соответствующую Асгарду, родине Тора. Я хотел, чтобы последняя походила на старую кельтскую народную песню, вроде тех, на которых я вырос. Развитие этой мелодии становится темой странствия, а затем перерастает в тему битвы. Две темы, которые я предложил, всем понравились, как и тема Йотунхайма. Мне очень понравилось писать для «Тора», потому что оказалось, что этот новый для меня жанр – экранизация комикса – дает полную свободу при создании темы.

КМО: У Тора есть серьезные семейные проблемы. Вам не кажется, что это сближает его с шекспировскими героями, для которых Вы уже много писали?

Патрик Дойл: Семейные неурядицы Тора и в Асгарде, и на Земле, абсолютно универсальны. Да, мы встречаем схожие проблемы и в пьесах Шекспира, особенно в «Короле Лире», «Гамлете», «Как вам это понравится» и в «Макбете».

КМО: Как Вы обыграли личность Тора в музыке?

Патрик Дойл: Нужно помнить, что Тор бог и учитывать масштаб его личности. Еще он настоящий великан, и ему совершенно не подошла бы, скажем, флейта пикколо. Очевидно, что Тору должны соответствовать более серьезные инструменты: рожки, медные духовые, струнные. Это страстный персонаж, храбрый, но порой, и он бывает слаб (особенно в своей земной ипостаси). В мире Тора присутствует тоска по дому. Для тех сцен, в которых герой вспоминает об Асгарде, я взял английский рожок, который также хорошо соответствует благородству Тора.

КМО: Какими музыкальными средствами Вы противопоставляете Асгард и Землю?

Патрик Дойл:  Было очень сложно перенестись с Земли в Асгард. Больше оркестрового размаха, более густая оркестровка отражают величие и красоту мира богов и контрастируют с более современной «земной» музыкой, в которой много перкуссии и электронных вставок.

КМО: В начале Вашей карьеры Вы были одинаково востребованы как композитор и как актер. Как Вы считаете, опыт игры на сцене и перед камерой научил Вас пониманию того, какую роль музыка играет в драматургии. Наверное, это особенно важно в таком кино, как «Тор», где важно, чтобы музыка не потерялась на фоне звуковых эффектов…

Патрик Дойл:  Я много размышлял о роли музыки в драматическом искусстве. Мое классическое музыкальное образование дало мне базовое представление о связи музыкальной техники и канвы драматического повествования. Потом я узнал больше о взаимодействии музыки и драмы, когда играл в театре и снимался в кино. Но есть много прекрасных композиторов, у которых нет такого опыта, так что необязательно быть актером, чтобы стать кинокомпозитором! Мне хотелось, чтобы в «Торе» музыка не выделялась, а была частью целого, как положено музыке и любой другой форме искусства, по мнению гениального Вагнера.

КМО: Компания Marvel Studios вмешивалась в Вашу работу?

Патрик Дойл:  «Тор» — бренд Marvel Studios. Как и я, они были заинтересованы в сильном тематическом материале, который раскрыл бы специфику этого бренда.

КМО: Многие композиторы, верившие в тематическую и оркестровую музыку, сейчас, к сожалению, остались не у дел. Как выжить в этом бизнесе и не просто выжить, а делать масштабные проекты вроде «Тора» и «Гарри Поттера»?

Патрик Дойл: Я думаю, что симфоническая музыка не уйдет из кино до тех пор, пока снимаются большие эпические фильмы. Важно быть в курсе современных музыкальных трендов, например, знать, что сейчас снова в моде прием остинато.  В «Торе» я использовал этот прием для самых разных инструментов.

КМО: Вы прошли через испытания, которые самому Тору показались бы страшными. Этот опыт дал Вам новые жизненные силы? Это отразилось в Вашей музыке?

Патрик Дойл:  Что касается моей личной войны против лейкемии, думаю, что большинство людей в моей ситуации боролись бы так же упорно, как и я. Ведь у меня есть семья, ради которой я и живу. Все, что случилось, определенно во многом изменило мое отношение к жизни. Я стал более энергичным и живучим. Мне хочется работать в полную силу. Еще, наверное, у меня изменились жизненные приоритеты. Думаю, что любой человек, пройдя через подобное испытание, приходит к тому же. Мне понравилось решать сложную задачу, работая над «Тором». Для этого фильма я написал лучшее, что умею, и всегда теперь буду стараться работать настолько хорошо, насколько могу.

КМО:  Ваш следующий фильм «Восстание планеты обезьян» – еще один блокбастер и еще одно продолжение легенды. Расскажите, пожалуйста, какая музыка у Вас получилась. Вы следуете традициям примитивизма, заложенным Джерри Голдсмитом и Дэнни Элфманом, ранее писавшими для саги?

Патрик Дойл: Надеюсь, что моя музыка даст франшизе новое, свежее звучание. Я очень уважаю других композиторов, писавших для «Обезьян», но надеюсь, что будет так, как я сказал.

КМО: Marvel очень любит снимать сиквелы. Как Вы относитесь к тому, чтобы участвовать в запланированном сиквеле «Тора»?

Патрик Дойл: Никто не знает, что нас ждет завтра. Пусть все будет, как будет. Я только могу сказать, что чрезвычайно признателен Marvel Studios за возможность писать для «Тора».

КМО: Какой еще супергерой из комиксов Вас вдохновляет?

Патрик Дойл:  Я рад, что поработал в проекте, связанном с таким культовым героем, как Тор, да еще совместно с моим близким другом Кеннетом Брэной. Чего еще может хотеть композитор?

 

Беседовал Даниель Швейгер

Перевод Екатерина Юрьева




Теги: Джерри Голдсмит Дэнни Эльфман Патрик Дойл Рихард Вагнер