Загрузка страницы...

Какой должна быть музыка для современной комедии?

КиноМузыка online | 25.07.2011 | Рубрика: В центре внимания | Комментарии

Какой должна быть музыка для современной комедии?

Я не вижу ничего плохого в музыке, типичной для сегодняшних подростковых комедий: в забавных звуках, напоминающих звуки из игры «Пакман»,  в обязательных пиццикато, в оркестровых шалостях.

Комедии для взрослых, конечно, не уступают подростковым в количестве шуток «ниже пояса», но милая струнная музыка совершенно не подходит героям «недетских» фильмов с их полными чувственными губами и постоянной озабоченностью. Поэтому во «взрослых» комедиях чаще звучат гитары, фанк-ритмы и нахальный поп-джаз.

Если вас интересует композитор, способный на самые смелые свершения в этом модном стиле, то вам необходимо познакомиться сМайклом Эндрюсом, мастером шалостей на грани дозволенного. Его самые яркие работы в молодежных фильмах – «Девичник в Вегасе» и «Очень плохая училка». Об Эндрюсе впервые заговорили после культового телесериала «Чудики и чокнутые», а настоящим прорывом стала совершенно нетипичная для Майкла работа в странном мрачном фильме «Донни Дарко». Фирменный стиль Эндрюса проявился уже в гитарной музыке «Страны чудаков» — молодежного фильма о серфингисте, который мечтает стать писателем, и в спортивной комедии о дерзких сноубордистах «Отмороженные». Именно  в этих фильмах Эндрюс находит ту задорную, смелую, трендовую тональность, которая  вскоре станет его почерком. Майкл Эндрюс написал эксцентричную музыку к сериалу «Чудопад» — истории девушки, общающейся с говорящими игрушками, — и к знаменитому фильму Миранды Джулай «Я и ты и все, кого мы знаем». Еще на его счету музыка для «Детей без присмотра» — фильме о бешеных детках, застрявших в аэропорту, комической истории поп-кантри «Взлеты и падения: история Дьюи Кокса», для истории маменькиного сыночка, рассказанной в фильме «Сайрус», серьезной драмы «Приколисты» и для фильма «Слишком крута для тебя» — истории маленького человека, которому судьба дает невероятный шанс.

Этим летом мы познакомились сразу с двумя большими работами Майкла Эндрюса: с «Девичником в Вегасе» и «Очень плохой училкой». В первом фильме – истории одинокой девушки, потрясенной замужеством лучшей подруги — звучит ироничная комбинация альтернативного лаунджа и фанка.  В «Очень плохой училке», наоборот, — агрессивно-призывная музыка, соответствующая нестандартной учительнице, мечтающей об увеличении бюста. Фильмы очень разные, но в обоих случаях музыка Майкла Эндрюса – образец современной музыки для «девчачьих» фильмов, снятых мужчинами. Это типичные комедии, расчетливо сдобренные самыми рискованными шутками. Но, несмотря на то, что у режиссеров был явный коммерческий расчет, Эндрюс, один из самых умных и изобретательных комедийных композиторов, не изменил себе и написал интересную, интеллектуальную музыку.  

КиноМузыка online: Так же, как Крис Бек и Теодор Шапиро, Вы специализируетесь в жанре «фанк-рок». Ваш стиль в киномузыке перекликается с тем, что Вы делаете в качестве музыканта. Вы ведь играете альтернативный рок?

Майкл Эндрюс: Я думаю, что этот стиль напоминает людям о том, что иногда нужно развлекаться, ведь танцевальная музыка занимает очень важное место в современной культуре. Но мне кажется, что я не совсем в одной лодке с этими композиторами, которые могут работать в разных жанрах, в том числе и в самых традиционных. В любом оркестре есть человек с дирижерской палочкой и есть музыканты. Вот я именно музыкант. Я всегда играл и сейчас играю в группах, а потому пишу музыку в расчете на небольшой ансамбль. Если и задействую оркестр, то только в качестве «десерта». Сейчас ниша оркестровой музыки в популярной культуре практически ограничена сферой кино. Вот Вы можете назвать хотя бы одного современного композитора, который пишет оркестровую музыку не для кино? Мы живем в мире рок-н-ролла, хип-хопа и R&B. Сороковые годы давно прошли. И зрители хотят, чтобы кино было похоже на реальную жизнь. Поймите меня правильно: я люблю симфоническую музыку. Но есть масса причин, из-за которых оркестровая музыка уходит из кино. Здесь и деньги, и время, и профсоюзы, режиссеры и сложившиеся культурные традиции. Словом, все, что угодно. И людям нужна другая киномузыка.  

КМО: Вы уже работали с режиссером «Девичника в Вегасе» Полом Фейгом в проектах «Чудики и чокнутые» и «Дети без присмотра». Что, по-вашему, отличает его от других комедийных режиссеров?

Майкл Эндрюс: Он невероятно эксцентричный режиссер с уникальным видением материала. Еще Пол очень чувствителен и всегда сопереживает аутсайдерам. Именно такое отношение к героям мы видим в «Чудиках и чокнутых», и оно делает сериал совершенно особенным. Пол фактически снял фильм о собственных переживаниях.

КМО: «Девичник в Вегасе» продюсировал Джудд Апатоу, режиссер «Приколистов». У него оченьинтересный подход к музыке для комедий

Майкл Эндрюс: Мне кажется, Джудду нравится давать зрителям возможность самим решать, как относиться к происходящему на экране. Чаще всего музыка оказывает эмоциональное воздействие на зрителя. Иногда Джудд спокойно к этому относится, но вообще он старается не сковывать зрителя эмоционально, не направлять и не манипулировать его чувствами. Джудд очень осторожен в этих вопросах, ему важно, чтобы все было «как в жизни» и зритель был эмоционально свободен.

КМО: В «Девичнике» много гэгов, но в то же время фильм очень реалистичен. Пол и Джудд просили Вас обыграть шутки или, наоборот, ориентировали на непринужденную интонацию?

Майкл Эндрюс: Я могу сделать так, чтобы музыка выделяла особенно комичный момент. Но здесь актеры были очень хороши, и мне показалось, что им не нужна какая-то нарочитая музыкальная поддержка. Поэтому у меня получилось не вполне классическое музыкальное сопровождение. Никто из нас не хотел, чтобы музыка к «Девичнику в Вегасе» стала «музыкальным сопровождением» в обычном понимании этого выражения. В фильме отсутствует традиционная связка «персонаж — тема», при которой тема развивается параллельно эмоциональной эволюции персонажа. Практически каждая сцена имеет собственное музыкальное оформление. Так что почти нет тематических повторов. Этот подход мы опробовали еще в «Приколистах».

КМО: Героиня Кристин Уиг из «Девичника в Вегасе» — очень ранимая, неуверенная в себе женщина. «Очень плохая училка», напротив, — отъявленная стерва, но все же Ваши симпатии на ее стороне. Вам потребовалась для работы над этими фильмами какая-то специальная психологическая подготовка? 

Майкл Эндрюс:  Я решил, что поп-ритмы будут передавать энергию героинь, а мелодичная музыка будет отвечать за эмоциональные моменты: любовь, разочарование, самокопание. В «Девичнике в Вегасе» я хотел показать, что Энни глубже, чем кажется, а в «Очень плохой училке» музыка Элизабет вполне соответствует тому, что происходит на экране. Я просто добавил контрастов. Мне хотелось показать ее такой, какая она есть. Она порочна, в ней есть явное темное начало, а я написал для нее довольно легкую музыку, чтобы сказать: можно и нужно смеяться над похождениями Элизабет.

КМО: «Очень плохую училку» снял Джейк Кэздан, с которым Вы работали над «Страной чудаков» и «Взлетами и падениями». И снова он дал Вам просто золотой комический материал. Я имею в виду, прежде всего, возможность написать воинственную тему для Элизабет, которая ясно говорит: «Не шути с ней!»

Майкл Эндрюс: Да уж, в «Очень плохой училке» много гибридной музыки. Я написал регги и поэкспериментировал с оркестровым звучанием в стиле «новой волны». Я стараюсь всласть поиграться с каждой своей работой, и создать что-то новое. Мне не очень хочется, чтобы с моим именем были связаны какие-то стереотипы.

КМО: В обоих фильмах, как и в более ранней девчачьей комедии «Я и ты и все, кого мы знаем», Вы использовали забавное ретро-синтезаторное звучание.

Майкл Эндрюс: Во всех этих фильмах присутствует «дешевый» синтезатор. «Я и ты» сделан на моем Casio, купленном за 10 долларов. На нем я сэмплировал собственный вокал и множество инструментов. Там еще был чудной домашний орган. В «Очень плохой училке» мы пошли дальше и задействовали целый фальшивый оркестр. Мне просто очень захотелось сделать что-то подобное.  

КМО:  «Очень плохая училка» — более традиционная комедия, в которой гэги более акцентированы, чем в «Девичнике в Вегасе»…

Майкл Эндрюс: Я очень осторожно дозировал традиционные комедийные приемы, все эти пиццикато, потому что это поле уже основательно перепахали до меня. Мне хотелось уйти от клише. В конечном итоге моя задача сводилась к созданию правильной комедийной музыки из того, что имелось под рукой.

КМО: У Вас нет никакого музыкального образования. Поэтому Вам, наверное, было особенно приятно писать для фильма, который высмеивает учителей?

Майкл Эндрюс: Я совсем об этом не думал. По иронии, моя мама – учительница музыки. И это забавно.

КМО: Мама никогда не спрашивала, почему Вы не хотите учиться в музыкальной школе?

Майкл Эндрюс: В нашей семье было еще семеро детей, и у мамы не было времени, чтобы уговаривать меня что-либо делать. Но я все-таки научился читать пьесу, заучивать ее и больше не смотреть в ноты. У меня очень хороший слух и обычно я без нотного листа знал, что нужно играть. Я просто стал слушать записи и снимать музыку. А мама говорила: «Ладно уж! Если хочешь заниматься серфингом, я не против». 

КМО: Вас заметили после фильма «Донни Дарко». Но Вы больше не возвращались к жанру триллера. Вы не скучаете по этому жанру?

Майкл Эндрюс: Честно говоря, саундтрек обычно становится популярным потому, что популярен фильм. «Донни Дарко» — очень необычный фильм. Он рассказывает о таких подводных течениях! Было очень здорово поработать в таком заметном проекте. Но теперь у меня сложилась устойчивая репутация комедийного композитора. Я больше не писал ничего похожего на «Донни Дарко» по ряду причин. Во-первых, мне больше не делали подобных предложений. Во-вторых, работа с каждым режиссером неповторима. Я стараюсь писать особенную музыку для всех, с кем работаю. И не хочется повторять «Дарко» в фильме другого режиссера, потому что это уже было. Впрочем, в определенной аудитории «Я и ты и все, кого мы знаем» не менее популярен, чем «Донни Дарко». Только две эти мои работы вышли на дисках. Посмотрим, что будет, когда мир услышит мои новые работы. Нелегко осознавать, что твоя музыка живет только в фильме.  

КМО: Как Вы можете повлиять на ситуацию?

Майкл Эндрюс:  В киноиндустрии все довольно непредсказуемо, а индустрия звукозаписи сейчас переживает упадок. Еще важно получить согласие кинокомпании на выпуск саундтрека. Думаю, у меня будет больше шансов издавать альбомы, когда я приобрету «вес» и статус известного кинокомпозитора.

КМО: И последний вопрос: в чем, по-вашему, состоит самобытность Вашей музыки?

Майкл Эндрюс:  Даже не знаю… Я веду довольно замкнутый образ жизни и не слушаю тоннами чужие диски… Конечно, иногда я разделяю чьи-то взгляды на искусство, но определенно не хочу, чтобы моя музыка напоминала их музыку. Мне нравится просто засесть в студии и набросать что-нибудь, такое, что я могу считать частью самого себя и в то же время частью фильма.

 

Беседовал Даниель Швейгер

Перевод Екатерина Юрьева




Теги: Кристоф Бек Майкл Эндрюс Теодор Шапиро