Загрузка страницы...

Марк Айшем и тема заговора в музыке

КиноМузыка online | 11.06.2011 | Рубрика: В центре внимания | Комментарии

Марк Айшем и тема заговора в музыке

Если существует в мире киноиндустрии человек, которого можно назвать совестью Америки, то это Роберт Редфорд. Как это часто бывает с кинозвездами, ставшими режиссерами, Редфорд во многих своих тщательно выстроенных и полных драматизма фильмах размышляет о семейных отношениях, любви к родине и принятии национальных ценностей. Фоном для его историй может служить рыбная ловля «на мушку» в Монтане («Там, где течет река»), ниспровержение национальных телевизионных кумиров («Телевикторина»), трагедия американской военной кампании на Ближнем Востоке («Львы для ягнят»). В четырех фильмах Редфорда (а всего он снял восемь картин, включая «Войну на бобовом поле Милагро», «Заклинателя лошадей», «Легенду Багера Ванса» и оскароносный «Обыкновенные люди») звучит музыка Марка Айшема. Айшем – замечательный мелодист, полный идей и, пожалуй, универсальный композитор (что показывают его разительно отличающиеся работы в фильмах «Безумцы», «Механик», «Летите домой», «Столкновение»). Для фильмов Редфорда Айшем создал одни из лучших своих работ: «деревенские» ритмы ловли «на мушку», джазовые композиции в стиле 1950-х, и сложный, противоречивый гимн патриотизму.

Тема внутреннего конфликта звучит даже более пронзительно в фильме «Заговорщица». В этой картине показано, что прошлое никогда не становится по-настоящему прошлым. Герой войны, ставший юристом (Джеймс МакЭвой), вынужден защищать пособницу убийцы Линкольна. Поначалу ее вина кажется доказанной, но по ходу процесса адвокат убеждается в невиновности подзащитной Мэри Сарретт и неожиданно сталкивается с тем, что демократические ценности, за которые он воевал, ровным счетом ничего не значат для мстительно настроенной новой власти. В фильме, в котором сочетаются жанры исторической эпопеи и судебной драмы, музыкальная тема Айшема становится темой национальной трагедии, и дело здесь не только в убийстве любимого народом лидера.

Музыкальные решения Айшема как нельзя более соответствуют режиссерскому замыслу Редфорда: ненавязчивая, но при этом захватывающая музыка, не лишенная печальной лиричности, помогает зрителю на примере прозрения отдельного героя понять, каково бывает в одиночку сражаться за американскую идею и отстаивать собственные моральные принципы. По-настоящему возвышенные музыкальные идеи. И снова, как и в предыдущих фильмах Редфорда-Айшема, зрителя завораживают поэзия мелодичных тем, мучительная острота и необыкновенный накал драматизма.  

КиноМузыка online: Ваш первый фильм с Робертом Редфордом – «Там, где течет река». До Вас режиссер планировал использовать музыку Элмера Бернстайна, и она уже была готова, но Редфорд передумал. Вы нервничали, когда после этого режиссер, а в прошлом звездный актер, обратился к Вам? И как Вам удалось найти к нему правильный подход?

Марк Айшем: Я немного переживал из-за того, что нужно было заменить великого Элмера Бернстайна. Это был дополнительный экзамен, который мне совсем не хотелось сдавать. Поэтому я отложил знакомство с наработками Элмера до того момента, когда буду уверен, что нашел свой, верный путь. Почти сразу я предложил Роберту музыкальную концепцию. Меня вдохновила композиция в традиционном ирландском стиле, записанная Жаном-Пьерром Рампалем (французский флейтист — прим. ред.) и вошедшая в пробный саундтрек. Мне показалось, что музыка к фильму должна напоминать сборник красивых традиционных кельтских песен. И такой подход показался правильным нам обоим!

КМО: Что стало для Вас неожиданностью во время работы с Робертом? И как бы Вы описали его музыкальные предпочтения и те задачи, которые он ставит перед композитором?

Марк Айшем: Мне нечасто приходилось до этого работать с режиссером, который выражает свои мысли и описывает свои ощущения от фильма с позиции актера. Впрочем, в случае с Робертом это неудивительно. Он размышляет об эмоциональной дуге героя, об эмоциональных пиках, об эволюции эмоций на протяжении фильма, и все его наблюдения всегда точны и остроумны. У него отличный музыкальный вкус. Он достаточно хорошо разбирается в музыкальных жанрах. Я помню, что во время съемок «Там, где течет река» он очень часто слушал музыку сэра Уильяма Уолтона. Роберт хочет, чтобы музыкальные истории в его фильмах были не слишком сложными и делали картину более эмоциональной; он приветствует традиционные ходы, то есть мелодичные темы и их дальнейшее развитие.

КМО: Вы ожидали, что первая работа с Робертом закончится Вашей первой номинацией на «Оскар»?

Марк Айшем: Я абсолютно не рассчитывал на номинацию – это стало полнейшим сюрпризом!

КМО: Роберта всегда привлекали исторические сюжеты. «Заговорщица» рассказывает о печальных последствиях убийства Линкольна. Немногие знакомы с этой историей. Что нового Вы узнали, когда работали над фильмом, и как это отразилось на Вашей музыке?

Марк Айшем: В «Заговорщице» Роберт явно проводит параллель между событиями в Америке, только что пережившей гражданскую войну, и современной историей последнего десятилетия. Я сам узнал об этом только когда увидел фильм. Благодаря этому открытию я понял, что нельзя писать в стиле эпохи. Действие происходит в 1865 году, но темы, которые поднимаются в фильме, находятся вне времени, и мне хотелось отразить этот факт в музыке.

КМО: «Заговорщица» — масштабный исторический фильм, в котором диалоги не менее важны, чем действие. Как же показать масштаб исторических событий, не отодвигая диалоги на второй план?

Марк Айшем: В любом фильме, насыщенном диалогами, должно быть несколько музыкальных тем, и одна из них должна быть достаточно простой, чтобы не заглушать диалоги. Или можно взять тему, которую можно освободить от всего лишнего и оставить только простой ясный каркас. Я использовал в «Заговорщице» оба эти хода, написав 4 или 5 тем.

КМО: «Заговорщица» — еще и первый нестудийный фильм Роберта Редфорда. Это как-то сказалось на музыке, заставило Вас изменить Вашему традиционному полнооркестровому подходу?

Марк Айшем: Это независимый фильм с обычным для независимого фильма бюджетом. Нам действительно пришлось кое-где экономить и тщательно планировать затраты. Но, в конце концов, мне кажется, у нас получился отличный продукт – вот что значит опыт!

КМО: Как и Клинт Иствуд, Роберт в режиссуре предпочитает размеренный темп повествования, а не быструю смену сцен. Как такой подход повлиял на Вашу музыку, особенно в «Заговорщице»?

Марк Айшем: Думаю, что наиболее традиционный прием в киномузыке – написать несколько тем и развивать их по ходу повествования – очень хорошо подходит к стилю Роберта. Я использовал эту технику во всех его фильмах, даже в «Телеигре».

КМО: И в «Львах для ягнят», и в «Заговорщице» затрагивается тема краха патриотических надежд. Расскажите, как Ваша музыка отражает трагизм «Заговорщицы». Я имею в виду не только гибель Линкольна, но и трагедию героя, ведь идеалы, которые он защищал в гражданской войне, позже попираются власть имущими.

Марк Айшем: «Главная» тема «Заговорщицы» задумана как тема трагической утраты, постигшей весь наш народ. Есть другие, более личные, темы – например, тема Мэри Сарретт и ее семьи, но главное в этой истории – показать, что происходит с нацией в подобные исторические моменты. Над этой темой мы дольше всего работали, много дискутировали, и мне пришлось написать несколько версий, пока мы не остановились на одной.

КМО: Насколько важную роль сыграла музыка в создании общего настроения скорби? Помогла ли музыка показать, что в герое все же теплится надежда на восстановление справедливости?

Марк Айшем: Я действительно пытался периодически намекнуть, что надежда жива, но в основном музыка выражала основное настроение фильма, а оно достаточно мрачное.

КМО: Расскажите о военных мотивах в «Заговорщице».

Марк Айшем: Я старался избегать военных клише в оркестровке. Я использовал барабаны, но они едва слышны. И никакой трубы!

КМО: В фильме совсем нет «южной» музыки. Как Вам удалось показать, что заговорщики родом из Вирджинии?

Марк Айшем: Мне хотелось, чтобы эпоха и география никак не влияли на музыку. Но все же я задействовал Зои Китинг и ее виолончель. Изначально ее задачей было помочь создать печальное, довольно мрачное настроение. Но, прослушав ее запись, я понял, что, по счастливому совпадению, флажолеты на виолончели пробуждают еще и ассоциации с «деревенской» Америкой.

КМО: Тема, поднятая в «Заговорщице», актуальна и сегодня. Как Вы планировали сделать музыку «свежей», полностью ли отказались от оркестровых решений, которые могли показаться устаревшими?

Марк Айшем: Я со всей серьезностью подошел к выбору стиля композиции и оркестровки, чтобы добиться, как Вы сказали, свежего, не избитого оркестрового звучания. Одна из основных составляющих – работа Зои. Мы с ней удивительно созвучны. Она привносит изумительные краски и вкладывает всю душу в то, что делает. Я постарался написать особенные реплики для виолончели. Мне хотелось, чтобы инструмент звучал современно, но не атонально.

КМО: Вы умеете создавать разное звучание. В фильмах Редфорда Вы, в основном, используете звучание драматическое и мелодичное. Вы считаете его наиболее популярным?

Марк Айшем: Не могу сказать, что это самый популярный подход. Очень многим нравится мое музыкальное решение в «Столкновении», кто-то выделяет «Механика». Мне нравится все!

КМО: Каковы, по-вашему, доминирующие темы в Вашем совместном творчестве с Робертом Редфордом? И что он хочет сказать зрителям как режиссер?

Марк Айшем: Кажется, Роберт хочет показать нам, что нужно учиться у самой жизни, вспоминая историю и наблюдая за теми, кто живет рядом с нами. Эти уроки должны научить нас поступать правильно. Я думаю, что, кроме этого, музыка может научить нас еще и видеть красоту во всем, что нас окружает, даже в печали.

КМО: «Заговорщица» — второй альбом после «Механика», выпущенный Вашим собственным лейблом. Как Вам пришла мысль создать лейбл «Mark Isham Music» и как идут дела? Фанаты могут надеяться, что будет выпущена и Ваша более ранняя музыка?

Марк Айшем: Я создал собственный лейбл, потому что мне захотелось создавать музыку более ответственно. Я хочу понимать весь процесс и участвовать во всех стадиях создания и распространения музыки. Я убежден, что в наше время это очень важно, такая работа помогает изучить собственную аудиторию и ее интересы. К тому же, у меня появился шанс вспомнить, как можно удивлять аудиторию с помощью музыкального продукта, заставить людей  ахнуть от восхищения. Я бы хотел внести свою небольшую лепту в развитие музыкальной индустрии! Мы сейчас узнаем много нового, растем, и еще есть чему поучиться. Мы думаем о нескольких более ранних саундтреках, но пока не будем ничего анонсировать.

КМО: Ваш лейбл – один из немногих, решившихся на очень смелый шаг, – Вы выпускаете не только обычные саундтреки, но и двойные, да еще и новую музыку «по мотивам» трека к фильму. Что нового Вы узнаете в процессе о собственной музыке, уже давно написанной и принятой студией?

Марк Айшем: На данном этапе мы выпускаем три версии. Полный саундтрек и композиции, не вошедшие в фильм (например, на диске могут быть семь вариантов одного трека). Вторая версия (моя любимая)  – обработанные треки. Музыка к фильму стилизуется под симфоническую сюиту (или альтернативный рок, что мы и сделали в случае с «Механиком»). Еще есть бонусный набор: двойной CD плюс бонусные материалы. Я подписываю каждую обложку, а еще каждый покупатель получает либо нотную страницу с моим автографом, либо футболку. Так интересно придумывать, что еще можно добавить!

КМО: Что касается фанатов, Вы, кажется, твердо намерены достучаться до них с помощью пресс-релизов, информационных рассылок и собственной онлайн радиостанции. Насколько важен для композитора такой пиар, и что нового Вы узнали в ходе кампании о фанатах музыки к фильмам?

Марк Айшем: Наша деятельность онлайн получает отличную обратную связь. Фанаты киномузыки охотно откликаются, не скрывают своих чувств. Во все этом — столько драйва!

КМО: Когда Вы начали работать с Редфордом, Вы предполагали, что Ваш творческий тандем будет настолько прочным? И в чем секрет его прочности?

Марк Айшем: После «Телевикторины» я понял, что у нас с Робертом совпадают вкусы, и что мы сможем долго и успешно работать вместе. И как в любом тандеме, главное – умение строить общение.

КМО: Когда Вы включаете телевизор и попадаете на фильм с Редфордом-актером, о чем Вы думаете?

Марк Айшем: Обычно думаю, что он ничуть не изменился. А потом каждый раз изумляюсь: «А ведь я знаком с этим парнем!»

Беседовал Даниель Швейгер

Перевод Екатерина Юрьева




Теги: Зои Китинг Марк Айшем Уильям Уолтон Элмер Бернстайн