Загрузка страницы...

Миссия невыполнима: Протокол Фантом

КиноМузыка online | 12.03.2012 | Рубрика: CD обзор | Комментарии

Миссия невыполнима: Протокол Фантом

 

Композитор: Майкл Джаккино

Лейбл: Varese Sarabande

Из всех культовых шпионских телесериалов, появившихся, как грибы после дождя, на волне популярности бондианы, «Миссия невыполнима» больше всех полюбилась зрителю, став частью популярной культуры. Сценарист и продюсер Брюс Геллер активнее других развивал тему футуристических гаджетов. Герои «Миссии» помешаны на технике. Но все же сила электронных наручников и других подобных аксессуаров не возводилась в абсолют. Агенты Геллера побеждали преступников, прежде всего, силой разума.

Во многом франшиза-долгожительница обязана своим статусом острой джазовой теме Лало Шифрина. Эта тема и ее многочисленные вариации для разных инструментов – от изящной флейты до взрывных медных духовых – одна из деталей, сделавших «Миссию» супервостребованным проектом, которому место на большом экране.

Конечно, центральные образы для Шифрина – дымящийся шнур и бешено тикающий таймер бомбы. Но еще его музыка долгое время была визитной карточкой самой «Миссии» — шпионского братства, медленно, но верно расставляющего ловушки для главного злодея. Тревожная джазовая мелодия Шифрина легла в основу уникальной атмосферы фильма, смеси оркестрового и электронного саспенса. Похожее решение мы видим у Джона Бэрри в бондиане. Только у Бэрри намного более джазовый подход с небольшой примесью психоделии (позже эту тему разовьют в «Остине Пауэрсе»). Когда «Миссия» отправилась в большое киношное плавание с Дэнни Эльфманом в качестве старпома, музыкальные краски сгустились, стали мрачнее. Потом свою лепту внес Ханс Циммер, выстроивший стену звука, разрисованную яркими языками фламенко. В третьем фильме франшизы, дебютном для режиссера Дж.Дж. Абрамса, ранее снимавшего для телевидения, Майкл Джаккино всецело поддержал коллегу по сериалу «Шпионка» и написал жесткую музыку для жесткого кино.

«Протокол Фантом» — первый полнометражный фильм «Миссии», в котором остался прежний композитор. Джаккино наконец удалось понизить градус пафоса франшизы, особенно по сравнению с двумя последними фильмами, не дотянувшими до уровня ироничного бунтаря Брайана Де Пальмы, первого переводчика «Миссии» с языка телевидения на язык кино.

При этом новая «Миссия» — самая динамичная часть. Гаджеты выходят на первый план, почти не оставляя места для работы ума. На счастье Джаккино, у штурвала – Брэд Бёрд. Бёрд, известный своим чувством юмора и вниманием к эмоциональной характеристике героев, буквально дал Джаккино совершить прорыв в Голливуде с пиксаровской анимацией («Суперсемейка» и «Рататуй»). В этих работах Джаккино с удивительной легкостью перенимает манеру Джона Бэрри и Генри Манчини, пересаживая на мультяшную почву их лучшие образцы шпионского экшна и этнической фантазии и добавляя абсолютно современный мелодический динамизм. Теперь Бёрд с той же уверенностью в успехе переключился на реальный экшн. Джаккино снова берет за основу оба названных стиля, добавляя электронную музыку. Композитор подтверждает свою репутацию мастера компьютерных виньеток, закрепившуюся за ним после «Супер 8» и «Звездного пути». Музыка «Протокола» сделана с тем же энтузиазмом. Команда Итана Ханта превращается в больших детей с задатками супергероев и полным шкафом потрясающих игрушек. Джаккино на одном дыхании рассказывает об их любви к смертельно опасным шпионским играм.

В новой «Миссии» Том Круз висит на волоске на высоте двух миль над Дубаем. А Майкл Джаккино уверенно балансирует над пропастью, стараясь не сорваться в ретро-кич или придурковатую стилистику комикса. И все это с непринужденностью звезды. Никаких дурацких личных интересов, ведь есть всего несколько секунд, чтобы спасти мир. У «Миссии» такой музыкальный бюджет и такой оркестр, о каких Лало Шифрин мог только мечтать. Но Джаккино максимально приближается к ироничной, притворно серьезной стилистике оригинального сериала. Вариации на неподражаемую главную тему Шифрина звучат едва ли не в каждом треке. Брэд Бёрд начинает фильм с титра «Смотрите в этой серии…», с первых кадров давая зрителям в зале понять, что нужно чувствовать себя как дома. Джаккино подхватывает это ретро-настроение с первой композиции («Light the Fuse»). С простодушным упорством, достойным юного фаната, он проводит тему Шифрина трек за треком через весь фильм, прописывая ее для бонго, гитары и яростного оркестра. Даже в индийской раге, украшенной ситаром (композиция «Mood India»), слышна тема Шифрина. Джаккино настолько явно влюблен в музыку Шифрина, что сам мэтр улыбнулся бы, услышав все эти вариации.

Не меньше, чем игра с темой Шифрина, Джаккино увлекает идея создания музыкального географического атласа в одном фильме. Здесь есть индийская сцена соблазнения, арабские мотивы в треке «Mumbai’s the Word», богатый русский хор в «Kremlin with Anticipation». В сцене прибытия в ОАЭ («A Man, A Plan, A Cod, Dubai») звучит мощная симфоническая музыка, напоминающая тему из «Лоуренса Аравийского».

Конечно, у Джаккино есть оригинальные темы и собственный уникальный голос. Хотя в фильме есть одна пятиминутная романтическая сцена («Putting the Miss in Mission»), в остальном «Протокол Фантом» — жесткий экшн с постоянным ускорением. Джаккино без труда успевает за реактивными скоростями фильма. Он отлично умеет следовать рельефу сюжета, плавно скользить по равнинам и взбираться на вершины, увлекая зрителя за собой. Вместе с героями мы переживаем страшное напряжение под нервные скрипки трека «Mission Impersonatable» и азарт погони в центре песчаной бури под ритмичную электронную гитару и рев медных духовых в композиции «Out for a Run».

Но, несмотря на все опасности шпионской игры, музыка Джаккино не лишена живости и блеска. Некоторые треки написаны почти в той же манере, в которой Джаккино писал для пиксаровских анимационных фильмов. Хотя, конечно, с гораздо большей жесткостью. Особенно это заметно в композиции «Love the Glove» с ее ретро-перкуссией, идеально подошедшей бы «Суперсемейке». И, конечно, в кульминационном треке «World’s Worst Parking Valet» с явной цитатой из Джона Бэрри, под который герои устраняют ядерную угрозу.

И как раз в те моменты, когда оркестровка и перкуссия начинают казаться немного старомодными, Джаккино прибегает к своему любимому приему, уже известному нам по «Суперсемейке» — включает современную поп-рок перкуссию. Сразу возникает ощущение сэмплированного ретро, и молодые зрители уже не думают, что их заставляют слушать ту самую музыку, под которую их дедушки садились перед телевизором, чтобы посмотреть, как Джеймс Фелпс и его Отряд невыполнимых миссий станет уничтожать врагов свободного человечества с помощью своих гаджетов. Джаккино ни на минуту не забывает о том, что «Миссия» — ретро-проект. Его музыка полна светлой музыкальной ностальгии. И такое честное, уважительное отношение к первым «Миссиям» приносит свои плоды. Зрители по достоинству оценили этот острый шпионский проект с богатым прошлым.

 

Даниель Швейгер

Перевод Екатерина Юрьева




Теги: Генри Манчини Джон Бэрри Дэнни Эльфман Лало Шифрин Майкл Джаккино Ханс Циммер