Загрузка страницы...

Лучшие саундтреки 2011 года

КиноМузыка online | 29.01.2012 | Рубрика: CD обзор | Комментарии

Лучшие саундтреки 2011 года

Музыкальные итоги 2011 года в CD-обзоре Даниеля Швейгера.

 «Меняющие реальность»

(Томас Ньюман/ лейблRelativity)

Музыку Томаса Ньюмана, несмотря на ее ритмичность, всегда отличало мистическое, неземное звучание. Именно этой магии Ньюман обязан своим карьерным взлетом: от простого альтернативного рокера до известного кинокомпозитора. Ньюмановское звучание особенно уместно в фильмах о потустороннем, где действие часто выходит за рамки реальности, например в «Вознесении», в «Оскаре и Люсинде», в фантастической драме «Феномен». Фильм «Меняющие реальность» — трогательная экранизация рассказа Филипа Дика, в которой показано, что миром движет вера. Томас Ньюман всецело на стороне сил добра. Он задействует струнные и акустическую гитару, тревожные ритмы ударных, экспериментирует с танцевальными вставками, но в основном создает едва уловимыми музыкальными штрихами гипнотическую, ирреальную атмосферу. Вернее – другую, непривычную музыкальную реальность. Вместе с тем, у Ньюмана получилась необычайно волнующая, романтическая музыка, тонко передающая состояние мятежной души, восстающей против воли невероятно могущественных внешних сил. Музыка к «Меняющим реальность» интеллектуальна и полна тонких мелодических ходов, с помощью которых композитор практически гипнотизирует зрителя.

«Другая земля»

(«Fall on Your Sword»/ лейбл Milan)

Сам этот псевдофантастический фильм, наверное, слишком сильно отдает независимым кино и чересчур перегружен авторскими амбициями. Однако музыка бруклинского композиторского тандема (Уилл Бейтс и Фил Моссман, бывший гитарист LCD Sound System), написанная в том же претенциозном стиле лоу-фай, оказалась на удивление удачной. Композиторы использовали фортепиано и камерный ансамбль, сыгравший в стилистике знаменитого струнного «Кронос-квартета» (впрочем, заметно также явное влияние Клинта Мэнселла («Луна 2112») и пульсирующих ритмов от «Daft Punk» («Трон: Наследие»). Тем не менее, «Fall on Your Sword» удалось создать по-настоящему запоминающуюся музыку, в которой сплетаются голоса героя и героини, двух одиноких людей, поначалу соединившихся, но вскоре разбросанных по разным планетам. В фильме сочетаются темы человечности (инструментальная музыка) и науки (вычурные электронные вставки, этакий эмо-гранж из Альфа Центавры). «Другая земля» — один из самых оригинальных саундтреков минувшего года, новое слово в комбинировании живой и электронной музыки.

«Драйв»

(Клифф Мартинез/ лейбл Lakeshore)

Клифф Мартинез – мастер музыки к авангардному нуару («Англичанин», «Трафик», «Наркобарон»). Его работы для криминальных триллеров – настоящие симфонические поэмы – отличает приглушенное, таинственное звучание. В «Драйве» Мартинез поднимает на новую высоту технику звучащей тишины. Безымянный герой «Драйва» в фильме почти все время молчит, и Мартинез выбрал для него негромкие, минималистичные сэмплы, которые в итоге говорят о герое больше, чем сказала бы богатая оркестровая тема. Как и в культовом «Солярисе», Мартинез задействует стеклянный орган. Но, в отличие от «Соляриса», в «Драйве» сильнее звучит мотив усталости от жизни. Также композитор гораздо активнее использует жесткие, металлические ритмы. Мы слышим глуховатый, тревожный голос человека, вечно боящегося за свою жизнь. Хотя это сразу и незаметно, музыка Мартинеза заряжена эмоциями. Напряжение постепенно нарастает, словно за кадром тикает часовой механизм бомбы. В конце фильма мрачная музыка «Драйва» сравнима по накалу эмоций с музыкой группы «Tangerine Dream» к фильму «Вор». Но Мартинез отнюдь не копирует хрестоматийные ходы, присущие жанру музыки для криминального триллера. Он до последнего приглушает агрессивные ритмы, пока не становится ясно, что герой обречен до конца своих дней оставаться преступником.

«Гарри Поттер и дары смерти: часть II»

(Александр Депла/ лейбл Watertower)

Последние два фильма о Поттере вышли очень мрачными, и вряд ли кто-то мог ожидать, что сага закончится на таком эмоциональном подъеме. Надо признать, что в первой части «Даров смерти» Депла поддался общему настроению черной тоски. Но для второй серии композитору неожиданно удалось придумать музыкальный аналог мощнейшего заклинания и поставить в последней части франшизы не какую-нибудь лаконичную точку, а громкий восклицательный знак. Наверное, ни в одной жанровой саге последний фильм еще не звучал так мощно. Во второй части «Даров» рассеивается серый вязкий музыкальный туман, и остро, пронзительно звучат мотивы беззащитности и отчаяния. Кажется, что Депла тоже сражается на стороне защитников Хогвартса. Композитору удалось сделать героические темы эмоциональными, но при этом избежать бравады и мелодраматизма, уйти от клише, вполне ожидаемых в развязке эпического противостояния светлого мальчика и безносого злодея. Под музыку Депла мы искренне болеем за юных волшебников. В концовке фильма мы слышим одинокий голос человека, победившего смерть, и вместе с Депла задумываемся о хрупкости жизни. В этих последних сценах композитор отдает дань уважения Джону Уильямсу, раскрывшему те же мотивы в первой части. Но в «Дарах смерти» богатая симфоническая музыка звучит гораздо более зрело и очень подходит повзрослевшему мальчику, так много пережившему за восемь фильмов. Зрелость и возмужание – вот главные мотивы музыки Депла в последней части саги.

«Ирис»

(Дэнни Эльфман/ лейбл Cirque Du Soleil)

Кто бы мог подумать, что Дэнни Эльфман напишет свою лучшую музыку для никогда не существовавшего фильма? Создав музыку к цирковому шоу «Ирис: Путешествие в мир кино», которое можно увидеть только на сцене Театра Кодак в Голливуде, Эльфман показал себя одаренным, изобретательным стилистом. Под музыку Эльфмана бесстрашные артисты Цирка дю Солей летают над публикой, взмывают на батуте выше сценических «небоскребов» и завязываются в сложные узлы. Сам же композитор ловко балансирует на границе двух жанров – «киношной» и цирковой музыки. Здесь и яростная оркестровая перкуссия, и колокольчики из музыкальной шкатулки. А еще – фортепианные соло, синкопированный вокал, свинговые ритмы. «Ирис» — своего рода ретроспектива творчества самого Эльфмана (в некоторых номерах узнаваемы мелодические ходы из фильмов «Эдвард руки-ножницы», «Ночной народ», «Дик Трэйси»), но еще и краткая история голливудской киномузыки вообще (от вариаций на тему «Вестсайдской истории» до ритуального танца из «Кинг-Конга»). Музыка для «Ирис» четко продумана, но звучит как импровизация, показывая, что воображение композитора не знает границ. В музыкальном смысле «Ирис» — изобретательный и опасный трюк, в котором Эльфман выкладывается по полной программе. На это шоу определенно стоит сходить.

«7 дней и ночей с Мэрилин»

(Конрад Поуп/лейбл Sony Masterworks)

Мастер оркестровки Конрад Поуп, работавший с такими знаменитыми кинокомпозиторами, как Дэнни Эльфман, Джерри Голдсмит и Джон Уильямс, наконец-то громко заявил о себе в качестве композитора. Поупу доверили музыкальный образ едва ли не самого знаменитого секс-символа в кино. Взяв за основу центральную тему от Александра Депла (для которого Поуп делал оркестровку к обеим частям «Даров смерти»), композитор пытается найти и выпустить маленькую девочку, живущую в душе мегазвезды. Поуп не занимается иконотворчеством, а дарит Мэрилин Монро живой, настоящий музыкальный голос, удачно передает чистый восторг начинающей актрисы, едва соприкоснувшейся с миром кино. Музыка Поупа рассказывает волшебную легенду о золотом веке Голливуда. В фильме много цитат из работ титанов, с которыми Поупу довелось сотрудничать, но есть и классические любовные темы, явно написанные под влиянием великих лириков калибра Франсиса Ле и Джона Бэрри. Если вы фанат кино вообще и одной из самых известных кинодив в частности, то музыка Конрада Поупа подарит вам много незабываемых минут.

«Восстание планеты обезьян»

(Патрик Дойл/ лейбл Varese Sarabande)

У Патрика Дойла было несколько именитых предшественников, ранее писавших для обезьяней саги: Джерри Голдсмит, Леонард Розенман, Дэнни Эльфман. И ему пришлось немало постараться, чтобы доказать свое превосходство. Дойлу несомненно было на руку то, что «Восстание» — лучший фильм франшизы после «Завоевания планеты обезьян» (полной версии). Дойл много шалит, особенно активно развлекаясь с перкуссией, но самый впечатляющий эффект в этой его работе – эмоциональный. Примат Цезарь предстает гораздо более тонким и разумным существом, чем любой Homo sapiens. Именно мелодическая и эмоциональная глубина делает «Восстание» самым, пожалуй, социально острым фильмом серии, заставляя зрителя болеть не за людей, а за представителя другого вида. Для динамичных сцен борьбы Дойл скомбинировал жесткую электронную перкуссию и старый добрый оркестр. Такой же прием композитор использовал в другом фильме минувшего лета – в «Торе». Нет сомнений в том, что этот композитор, ранее писавший только симфоническую музыку, успешно эволюционировал и может потягаться с самыми резвыми альфа-самцами в мире музыке для экшн. По праву получив отличные рецензии, этот забавный седовласый шотландец еще заставит поволноваться своих молодых коллег.

«Земля вампиров»

(Джефф Грэйс/ лейбл Movie Score Media Screamworks)

Классический конец света с участием вампиров. Но здесь вы не встретите музыкальных клише, типичных для фильма ужасов. Джефф Грэйс – автор жутко реалистичной музыки к фильмам «Гнездо», «Дом дьявола», «Тайны старого отеля» — не захотел создавать еще один музыкальный апокалипсис с вычурными оркестровками и оглушительными аккордами в самых страшных местах. И сюжет, и музыка Грэйса гораздо чернее и интеллектуальнее. «Земля вампиров» — прежде всего роуд-муви, путешествие по вымирающим южным штатам США. Скрипки, фортепианные соло, колокольчики как у Карла Орфа как нельзя лучше соответствуют безотрадным картинам запустения, заката цивилизации, человеческой жестокости, которая страшнее монстров. Музыка к «Земле вампиров» получилась не депрессивной, а, скорее, поэтичной. Удивительно красивые мелодии Грэйса рассказывают, прежде всего, о том, что жертвенность неотделима от надежды. «Земля вампиров» — отличный саундтрек к фильму ужасов, открывший новые возможности для этого жанра.

«Боевой конь»

(Джон Уильямс/ лейбл Sony Masterworks)

Еще один шедевр от популярнейшего режиссерско-композиторского тандема в истории Голливуда. Стивен Спилберг и Джон Уильямс очеловечивают коня до такой степени, что кажется – он вот-вот заговорит (почти как в старом кино о лошади по имени мистер Эд). Уильямс находит особый, чрезвычайно трогательный музыкальный язык для темы коня, подчеркивая, что лошади – одни из благороднейших и прекраснейших животных. В начале фильма звучит горячая «ирландская» мелодия, первый опыт Уильямса в этом жанре после вестерна «Далеко-далеко». Затем сюжетные коллизии заносят боевого коня на войну, и музыка передает страдание, сострадание, безрассудство и героизм. По тональности – мрачноватой и болезненной – эта часть напоминает музыку к «Спасти рядового Райана». При этом в картине много добрых, трогательных тем, удачно привязанных к типичным спилберговским образам вроде закатного неба. «Боевой конь» — настоящий подарок любителям кино, музыки и животных.

«Люди Икс: Первый класс»

(Генри Джекман/ лейбл Sony Masterworks)

Попробовав писать для фильмов о супергероях совместно с Джоном Мерфи («Пипец»), Генри Джекман теперь самостоятельно берется за фильм о юности Профессора Икс и его друзей-мутантов. Предыстория саги разворачивается в 60-е годы прошлого века (время действия бондианы), что добавляет фильму и музыке шпионского ретро-колорита. У Джекмана получилась потрясающая смесь электронной и оркестровой музыки. Размашистые скачки мелодии напоминают широкие штрихи со страницы комикса Джека Кирби. Разброс тем огромен: от злой, жесткой гитарной темы Магнито до симфонической осанны в честь хороших парней в развевающихся плащах, которые вот-вот прилетят и спасут мир. С огромным упорством и звериной серьезностью Джекман преподносит нам героический комикс как некую славную легенду и получает отличные оценки за свой «первый класс».

ФИЛЬМЫ-ФИНАЛИСТЫ

«Таинственный Альберт Ноббс»

(Брайан Бирн/ лейбл Varese Sarabande)

Ирландский композитор Брайан Бирн отправляется в Дублин конца позапрошлого века, останавливается в гостинице и наблюдает драму с переодеваниями, в центре которой – Альберт Ноббс. Этот расторопный официант суетится вокруг гостей под живую, беззаботную (с легким ирландским акцентом) музыку струнных и клавесина. Но затем Бирн срывает маску с этого персонажа, и мы видим одинокую, перепуганную женщину, для которой важнее всего приспособиться к обстоятельствам. Героиня всю жизнь мечтала стать частью общества, быть принятой. Трогательные, щемящие душу мелодии, сильная трагическая тема и особенно колыбельная в исполнении Шинед О’Коннор точно передают тоску несчастной героини и помогают нам понять и принять ее.

«Первый мститель»

(Алан Сильвестри/ лейбл Walt Disney Records)

Алан Сильвестри со своими бравурными, воинственными медными духовыми дал бы фору самому «королю маршей» Джону Филипу Сузе. Сильвестри не раз доводилось писать для боевиков с патриотическим подтекстом вроде «Хищника» с Арнольдом Шварценеггером и «Судьи Дредда». Так что кому же, как не ему, было браться за героя в сине-красном костюме Капитана Америку. Это первый по-настоящему супергеройский фильм для Сильвестри, но ему сразу удалось найти баланс между честной золотой ностальгией в теме Капитана и техно-вставками в теме злодеев из Гидры. Так что музыка вышла забавной и нисколько не старомодной. И у меня уже текут слюнки в предвкушении музыки, которую Сильвестри напишет для кинематографической вселенной Marvel в этом году.

«Заражение»

(Клифф Мартинез/ лейбл Watertower)

Если в «Драйве» Мартинез делает ставку на интеллект зрителя, то в «Заражении» он играет на нашем паническом страхе перед враждебной природой. Мартинез использует тошнотворные сэмплы, от которых буквально начинает зудеть кожа, словно под ней копошатся полчища микробов. Одновременно Мартинез наращивает мощь перкуссии по мере нарастания пандемии и заставляет оркестр рычать подобно зверю. В последний раз что-то подобное писалось для нуара в 1970-х (музыка Майкла Смолла к «Заговору «Параллакс» и Дона Эллиса к «Французскому связному»). Этот откат в киномузыку 70-х придает «Заражению» звучание, типичное для фильма о заговоре. Только здесь в роли зловещих заговорщиков выступают болезнетворные организмы. И такое обращение к мрачной музыке заговора – отличная композиторская находка.

«Двойник дьявола»

(Кристиан Хенсон/ лейбл Lakeshore)

Африканская и восточная музыка практически не использовались в голливудском кино до тех пор, пока Ханс Циммер не включил этнические ритмы в боевик «Черный ястреб» о провале миротворческой операции в Сомали. С тех пор почти в каждой картине с похожей тематикой звучит нечто, напоминающее трип-хоп. Но Кристиан Хенсон вдохнул в старый прием новую энергию, заставив ритмы пустыни звучать в наркотическом угаре клуба, в котором развлекается Удей Хусейн. Эти ритмы – одновременно пугающие и чувственные – искушают несчастного двойника сына диктатора. С одной стороны герой слышит эти вкрадчивые, сладкие звуки арабских духовых и барабанов, а с другой – настойчивый голос совести, напоминающий, что недостойно вести роскошную жизнь в стране, охваченной агонией.

«Орел девятого легиона»

(Этли Орварссон/ лейбл Silva Screen)

Действие происходит во времена римского завоевания Британских островов. Однако «Орел девятого легиона» в музыкальном плане больше напоминает историческое приключение в стиле «Битвы за огонь», чем вагнерианскую драму в духе «Гладиатора». В «Битве за огонь» французский композитор Филипп Сард рисует ритмически примитивную картину каменного века, но его коллега исландского происхождения Орварссон идет дальше. Вместе с ним мы отправляемся в опасный этнологический квест за линию римских сторожевых постов. Мы сопровождаем римского воина в его поисках символа потерянного легиона под звуки старинных этнических инструментов: карникса, кеманчи, бараньего рога, волынки. Отличный выбор звуков для увлекательного приключения в чужой земле. В теме благородного римского воина звучат более цивилизованные скрипки. «Орел» — отличный, восхитительно достоверный саундтрек для неожиданно удачного фильма в жанре «меча и сандалий».

«Ханна. Совершенное оружие»

(The Chemical Brothers/ лейблRelativity)

Удивительно, но факт. «Ханна» — первый фильм, для которого написал музыку культовый техно-дуэт «The Chemical Brothers». А ведь многие их коллеги по цеху выпекают гранжевые саундтреки как блины. Не один десяток фильмов уже загублен подобной музыкой. Нельзя сказать, что у «Chemical Brothers» принципиально новый подход к киномузыке, но в данном случае резкая, настойчиво-динамичная музыка с агрессивным ритмическим рисунком отлично вписывается в фильм о девочке-киллере, выращенной учеными. Общая стилистика напоминает «Заводной апельсин», еще один фильм об убийцах с невинными детскими глазами. Холодные хайтековые ритмы (как в «Штамме Андромеда»), пронизывающие музыкальную канву фильма, вполне соответствуют истории Ханны во всей ее жестокой простоте и неприглядности. Эти ритмы становятся как бы темой главной героини. При этом единственный живой, неэлектронный фрагмент в саундтреке – довольно зловещий свист, сопровождающий героиню в бегстве от ЦРУ.

«Печальная баллада для трубы»

(Роке Баньос/ лейбл Milan)

Роке Баньос – один из немногих композиторов после Бернарда Херманна, достойный звания величайшего мелодиста в мире триллеров. После мучительного надрыва терменвокса в «Машинисте» и симфонического безумия в «Убийствах в Оксфорде» Баньос (как ранее и Херманн) обращается к стилистике Гран Гиньоля, французского театра ужасов. Не исключено, что сам Херманн спасовал бы, если бы ему предложили написать музыку к «Печальной балладе» — истории вражды двух сумасшедших клоунов, полной секса и насилия. Баньос, давно доказавший, что музыка безумия может быть прекрасной, написал для «Баллады» яркие темы, добавил грохота военных барабанов и приправил все это мощнейшей оркестровой композицией для финальной сцены кровавого поединка над пропастью. Получилась великолепная, пафосная, трагедийная музыка. Конечно, если картину вдруг посмотрит ребенок, ему обеспечены ночные кошмары и стойкая боязнь клоунов, но для любителя звучания «а-ля Хичкок» этот фильм – настоящий лакомый кусочек.

«Пастырь»

(Кристофер Янг/ лейбл Madison Gate)

Кристофера Янга давно занимает проблема борьбы божественного и инфернального. «Пастырь», снятый по одноименному корейскому комиксу, дает композитору практически неограниченные возможности для поисков в этом направлении. По жанру «Пастырь» — комбинация вестерна, супергеройского боевика с религиозным налетом и классического ужастика с вампирами. Конечно, восточный материал, снятый с соблюдением законов западной киноиндустрии, выглядит экстравагантно, но Янгу, как обычно, удалось написать добротную музыку. Как и в других своих саундтреках к ужастикам, он на полную катушку задействует оркестр и хор. Добавьте ко всему этому пафосному великолепию сильные, запоминающиеся темы, церковные песнопения, грозные духовые, звон стали и рваный ритм рукопашной – и вы почувствуете себя охотником за нечистью. «Пастырь» занимает свое заслуженное место в иконостасе шедевров Кристофера Янга. Рекомендую всем адептам оркестровой музыки для ужасов.

«Супер 8»

(Майкл Джаккино/ лейбл Varese Sarabande)

О Майкле Джаккино впервые заговорили, когда он написал музыку к видеоигре «Медаль за отвагу». Его замечательная симфоническая работа в стиле Джона Уильямса тогда перевернула представления о видеоиграх и показала, что в музыкальном плане они могут соперничать с кино. Теперь Джаккино, имеющий в своем активе Оскара, сам стал королем киномузыки и взялся за проект, достойный самого Уильямса. Джаккино написал для «Супер 8» такую музыку, какую мог бы сделать Уильямс, если бы Спилберг затеял этот проект в 1979 году. Детально проработанные темы создают ощущение неподдельного страха от встречи со сверхъестественным – идеальная музыка для фильма, в котором режиссер Дж. Дж. Абрамс сталкивает очень злого инопланетянина с группой беззаботных подростков. Несмотря на работу «под Уильямса» Джаккино использует и собственные, авторские приемы, показывая, что сейчас он – первый номер в большой симфонической киномузыке.

«Воды слонам!»

(Джеймс Ньютон Ховард/ лейблSony Masterworks)

Джон Уильямс в «Боевом коне» очеловечивает лошадь, а Джеймс Ньютон Ховард пытается показать нам, что происходит в душе толстокожей слонихи. Но если Уильямсу в качестве фона достались окопы Первой Мировой, то Уильямс пишет более романтическую музыкальную историю о цирке времен Великой депрессии с неожиданным ностальгическим поворотом в конце. В этой истории есть место чистой любви и самому низкому зверству, но главная сюжетная линия – животное и его привязанность к человеку. Основной мотив – лирическая фортепианная партия, пробуждающая надежду на лучшее будущее.

КОМПОЗИТОРЫ, ЗА КОТОРЫМИ СТОИТ НАБЛЮДАТЬ

Крис Бэйкон умеет держать зрителя в напряжении, пока герои фильма ищут «Исходный код» (лейбл Lakeshore).

Музыка Людовика Бурса к «Артисту» красноречивее всяких слов (лейбл Sony Masterworks).

Николас Эррера ищет и находит дзен в «Шаолине» (лейбл Movie Score Media).

Эндрю Хейл и Саймон Хейл переносят нас в китайский квартал с музыкой для видеоигры «L.A. Noire» (лейбл Rockstar Games).

Джонатан Кивил изучает жизнь после любви в «Беллфлауэр, Калифорния» (только винил от Oscilloscope).

Минималистичное фортепиано Дастина О’Халлорана пробуждает старую любовь, и герой снова чувствует себя «Как сумасшедший» (лейбл Relativity).

Канадская группа «The Besnard Lakes» исцеляет больных альтернативным роком в «Сочувствии к вкусному» (лейбл Lakeshore).

Майкл Ричард Плауман написал сильную музыку для военного фильма «Эпоха героев» (лейбл Movie Score Media).

Стивен Прайс сражается с пришельцами вместе с хип-хопперами 80-х в фильме «Чужие на районе» (лейбл Decca).

Фрэнк Тетаз проповедует спасение через гранж вместе с «Хэшером» (не вышел на CD).

Дэвид Уинго переживает мнимое безумие и все-таки строит «Укрытие» (лейбл Milan).

Даниель Швейгер

Перевод Екатерина Юрьева




Теги: Daft Punk Fall on Your Sword Tangerine Dream The Besnard Lakes The Chemical Brothers Алан Сильвестри Александр Депла Бернард Херрманн Брайан Бёрн Брайан Бирн Генри Джекман Дастин О'Халлоран Джеймс Ньютон Ховард Джерри Голдсмит Джефф Грэйс Д