Загрузка страницы...

Композиторский дуэт: гармония на двоих

КиноМузыка online | 19.03.2012 | Рубрика: В центре внимания | Комментарии

Композиторский дуэт: гармония на двоих

Дуэту «Томэндэнди» идеально подходит поговорка «Одна голова хорошо, а две лучше», ведь даже само его название похоже на двухголового Тянитолкая.  И музыка у композиторов Тома Хаджду и Энди Милбурна такая же: уникальный в своей сюрреалистичности, замешанный на сэмплах сплав рока и электронной музыки, слияние разностилевых мелодий и звуковых эффектов на уровне ДНК. Революционная музыка с отдельными вежливыми кивками в сторону традиционализма в киномузыке.

«Томэндэнди» громко заявили о себе как мастера психоделической анархии в 1993 году с музыкой к триллеру «Убить Зои». А потом долго доказывали свою разносторонность. Им оказались по плечу любые настроения: романтическая ностальгия триллера «Пробуждая мертвецов», злость и жажда мести драмы «Жестокий ручей», секс, наркотики и хип-хоп комедии «Правила секса». Но основная специальность «Томэндэнди» — душераздирающие кошмары. «Томэндэнди» рассказали нам не одну страшную историю: о зловещих знамениях («Человек-мотылек»), о нападении каннибалов на беззащитную семью («У холмов есть глаза»), о конце света («У твоего порога»), о незаметных, осторожных убийцах («Незнакомцы»).

Теперь «Томэндэнди» вовлекают нас в дерзкую атаку на обитель зла в трехмерной версии «Жизни после смерти». В четвертой части Элис по-прежнему ведет войну против корпорации «Амбрелла» и ее ручных зомби. Руководит процессом Пол У.С. Сандерсон, сценарист всех четырех частей, вернувшийся в режиссерское кресло. Сандерсон лично следит за тем, чтобы новый фильм смелой франшизы, снятый, как и предыдущие, по мотивам видеоигры, запомнился зрителю не только своим номером. «Обитель зла» — заброшенный мир на грани гибели. Узнаваемы лавкрафтовские мотивы. Первопроходцами в этом стилистическом пространстве были Марко Белтрами, Мэрилин Мэнсон, Джефф Данна и Чарли Клаузер. «Томэндэнди» пошли по их стопам, создав самый эксцентричный саундтрек франшизы, сочетающий Ктулху-знает-откуда взятые сэмплы, гитарный трэш и электронные ритмы. Однако нельзя сказать, что музыка к новой «Обители» — чистое безумие. В фильме есть и вполне адекватное музыкальное сопровождение, например, тревожная тема эмоциональной травмы героев, подвергшихся зомбированию.

Сегодня мы беседуем с Томом Хаджду. Мы вместе заглянем в творческую лабораторию, где готовится безумное зелье от «Томэндэнди». Том вместе с Энди мечтает о перевороте в киномузыке. Результат его творческих поисков – богатая и эклектичная коллекция саундтреков. Но ни один из них не сравнится по масштабу с 3D-шной феерией мечей и бластеров «Обитель зла: Жизнь после смерти».

КиноМузыка online: У Вашего дуэта необычное название. Как родилась идея соединить Ваши имена?

Том Хаджду: Да мы ничего не придумывали. Поселившись в Нью-Йорке, мы работали в разных музыкальных и медийных проектах. И как бы мы себя не называли, люди говорили о нас: «Ну, это те ребята, Том и Энди». Поверьте, мы сопротивлялись, но ничего не вышло. Так что мы решили взять себе имя, уже известное людям. Просто взяли два имени и сложили их. В общем, соригинальничали примерно как поэт Э.Э. Каммингс, писавший свое имя со строчной буквы (e.e. cummings). Потом заказали одному нью-йоркскому креативному директору логотип, который стал появляться буквально везде: в журналах, в клубах, на вечеринках и, в конце концов, в фильме Роджера Эвери «Правила секса», где есть героиня «девушка Томэндэнди».

КМО: У Вас одно имя на двоих. Ваше эго никогда не протестует?

Том Хаджду: Мы не разделяем традиционного для композиторов отношения к результатам труда. Нередко музыка знаменитого композитора похожа на него самого, узнаешь руку мастера. У нас все иначе – мы каждый раз пишем по-новому. Все наши саундтреки звучат жестко, но каждый уникален в плане мелодии, ритма, оркестровки.  Немного необычный подход, но нас это держит в тонусе.

КМО: Верно ли, что Ваше звучание особенно подходит для фильмов такого жанра, как «Обитель зла: Жизнь после смерти»?

Том Хаджду: В «Обители зла» композиторы менялись от фильма к фильму, и каждый из них привнес что-то свое в музыкальную среду франшизы. Не могу сказать, что есть особое «звучание Томэндэнди». У нас индивидуальный подход к каждому фильму, мы стараемся создать что-то уникальное для каждого проекта. «Обитель зла: Жизнь после смерти» близка по жанру к тому, что мы делали раньше (такие фильмы ужасов и триллеры, как «Человек-мотылек», «У холмов есть глаза», «Незнакомцы»), но в музыкальном смысле она не похожа ни на один другой фильм.   

КМО: Это Ваша первая работа для «Обители зла». Вы познакомились с играми и предыдущими частями проекта, прежде чем браться за работу?

Том Хаджду: Мы оба давно играем в видеоигры. Начали играть онлайн, когда еще даже не было нормальной графики. Например, мы были фанатами первых версий «Rogue» и «Hack». С появлением приставок мы стали играть еще больше. Нам всегда хотелось поработать в жанре видеоигр, но пока не было предложений. Все фильмы мы видели раньше. Но все равно мы их пересмотрели, когда приступили к работе, и внимательно послушали саундтреки. Старались уловить и сохранить атмосферу первого фильма, только в новой стилистической обработке.

КМО: Что дало проекту возвращение Пола Андерсона в качестве режиссера?

Том Хаджду: Пол принес жажду творчества и желание обновить проект. Нам хватило нескольких секунд просмотра, чтобы понять: у него все получилось. И у нас появилась задача: написать не менее привлекательную музыку, достойную его сценария и режиссуры.

KMO: Пол пошел ва-банк, не пожалел сил для обогащения стилистики проекта. Как это повлияло на Вашуработу

Том Хаджду: Пол отлично знает эту франшизу. Ведь он ее создал! И он хотел сделать по возможности лучший фильм. Мы примерно также отнеслись к работе и хотели написать музыку на уровне фильма. Приятно работать с таким великим мечтателем. Надеемся, что наша музыка по уровню была не хуже фильма и  оправдала ожидания Пола.

КМО: У Вас с Полом нет разногласий по поводу того, каков максимальный градус безумия в киномузыке?

Том Хаджду: Наверное, нет. Собственно, мы никогда не обсуждали «безумие». У Пола тонкое эстетическое чутье, в том числе музыкальное. Мы совместно нашли подходящее музыкальное решение для фильма, потом Энди и я написали в нужном ключе совершенно новую музыку.

КМО: Ваша музыка – новая ступенька эволюционной лестницы в мире музыки для фильмов ужасов? Или в «Жизни после смерти» есть и что-то традиционное?

Том Хаджду: При всей оригинальности музыки для «Обители зла», многие услышат в фильме странно знакомые мотивы. Наши методы непривычны для любителей этого жанра, потому что истоки нашего музыкального языка лежат в эстетике андеграунда. Такие современные звуки и технологии записи —  новшество для киношной среды. Но эмоции и переживания, которые передает музыка, архетипичны. 

КМО: Как Ваша музыка отражает мотивы одиночества и апокалиптичности происходящего в «Обители зла»?

Том Хаджду: Мы создали матрицу неорганических звуков, как чистых, так и искаженных. Это позволило нам построить сразу два музыкальных мира: один агрессивный, перекошенный, как в кривом зеркале, другой – ясный, призрачный, полный грез. А если слушать внимательно, поймешь, что эти два полярных мира соединяет дыхание Тома, ненавязчиво «оживляющее» музыку.

КМО: Как Вы пришли к гитарному року, соответствующему Эллис? 

Том Хаджду: Пол предложил сделать для Элис убойную тему. Ему показалось, что эта жуткая электрогитара хорошо подойдет для сцен, в которых Элис сражается с охраной корпорации «Амбрелла» и пробивается сквозь толпу зомби в тюрьме. 

КМО: Вы учитывали то, что фильм выходил в 3D?

Том Хаджду: Конечно, картинка повлияла на музыку. Мы ожидали, что 3D-формат потребует какой-то сверхъестественной пространственной музыки, но оказалось, что 3D понадобилось Полу в первую очередь для создания эффекта погружения в фильм, для глубины и остроты ощущений.

КМО: Вы очень широко используете сэмплы. Какие сэмплы вошли в «Жизнь после смерти»?

Том Хаджду: Мы подошли к этому с осторожностью. Взаимодействие частот, гармония и дисгармония очень важны в киномузыке. У нас получился масштабный, насыщенный, сильный звук. Но если бы мы нарушили хрупкое равновесие, перебрали с сэмплами, то получили бы противоположный эффект. Если бы поскупились, вышло бы то же самое. Музыка к «Жизни после смерти» выстроена на игре чистых и искаженных, живых и электронных  звуков. 

КМО: Вы согласны, что в музыке стиля хай-тек размыты границы между функциями композитора и звукоинженера?

Том Хаджду: Нет. В нашем случае размыты границы между функциями композитора и звукорежиссера.

КМО: Еще одна Ваша заметная работа – музыка к римейку триллера 1970-го года «И наступит тьма». Расскажите об этом проекте.

Том Хаджду: «И наступит тьма» разительно отличается от «Обители зла». Это история похищения молодой женщины в Аргентине, рассказанная большим оркестром.

КМО: В каждой части «Обители зла» меняется композитор. Вы бы хотели закрепиться в этой франшизе?

Том Хаджду: Для нас это была бы большая честь!

 

Даниель Швейгер

Перевод Екатерина Юрьева

 

Справка:

Новый фильм франшизы «Обитель зла 5: Возмездие», как обещают создатели, выйдет в прокат 14 сентября 2012 года  с музыкой дуэта «Томэндэнди».

 

 




Теги: Tomandandy Джефф Данна Марко Белтрами Мэрилин Мэнсон Том Хаджду Чарли Клаузер Энди Милбурн