Загрузка страницы...

Юрий Потеенко: в поисках возможностей

КиноМузыка online | 05.12.2011 | Рубрика: В центре внимания | Комментарии

Юрий Потеенко: в поисках возможностей

Пятого декабря композитор Юрий Потеенко отметит свой очередной день рождения. Накануне мы заглянули к композитору в студию и побеседовали о его новых работах в кино и киномузыке в целом.

КиноМузыка online: Юрий Анатольевич, у Вас за плечами достаточное количество громких и крупных проектов — «Дозоры», «Ирония судьбы», «Обитаемые острова», «Ленинград», «Черная молния», «Ключ Саламандры». Как Вы выбираете проекты?

Юрий Потеенко: Есть предложения, от которых я не откажусь, независимо от условий. Это проекты, которые мне предлагают люди, с которыми я уже что-то сделал и наш опыт общения был удачным. Мне нравится, когда выстраивается цепочка творческих взаимоотношений с режиссером, когда есть взаимопонимание, есть понимание творческой идеи. Кроме того, мне всегда интересно заниматься тем, чем до этого я никогда не занимался. И это, пожалуй, главное.

КМО: Вам нравится находиться в вечном поиске?

Юрий Потеенко: Я думаю, что все время нужно искать возможности делать каждый раз то, что ты еще не делал. Вот в этом, кстати, одно из немногих достоинств нашего отечественного кино — у нас пока ярлыки на композиторов не навешивают. В Америке, например, композитору после удачно написанной работы в определенном жанре довольно трудно дальше выйти за рамки этого жанра и получить предложение поработать в другом. У нас пока в этом смысле гораздо свободнее. И всякий раз, когда я получаю предложение заняться чем-то новым, тем, что я еще никогда не делал — это причина номер один согласиться и поработать.

КМО: То есть фильм-катастрофа будет первым в Вашей фильмографии?

Юрий Потеенко: Да, фильм-катастрофа по нашумевшему роману Дмитрия Сафонова «Метро», режиссер Антон Мегердичев, снимает компания «Профит» Игоря Толстунова. Вот, кстати говоря, первый случай в моей практике, когда компания «Профит» пригласила композитора за два года до выхода картины в прокат (назначен на декабрь 2012 года – прим. ред.). Игорь Толстунов сказал мне: «Мы очень много раз обжигались на том, что в последний момент хватались за музыку, и ничего хорошего из этого не получалось. Вот мы решили первый раз в жизни по-человечески подумать, разработать творческое задание, концепцию». Режиссер сформулировал творческую задачу, изложил концепцию и довольно подробно объяснил все пожелания. Такой серьезный подход не может не радовать!

КМО: Съемочный период картины уже прошел?

Юрий Потеенко: Один период закончился в сентябре, какую-то часть отсняли, еще работа предстоит, но видеоматериал уже есть. Я ездил на съемочную площадку, смотрел, как все происходит.

КМО: Какую из Ваших работ мы в ближайшее время увидим на экранах?

Юрий Потеенко: Точно не знаю, но может это будет «Белая Гвардия» по одноименной книге Михаила Булгакова.

КМО: Расскажите, пожалуйста, подробнее.

Юрий Потеенко: Это восемь серий. Действие картины разворачивается в 1918 году, когда после ухода немцев город захватывают войска Петлюры. Режиссер Сергей Снежкин. Творческий процесс пока продолжается. Сейчас на «Мосфильме» идет озвучание, на картине работает замечательный звукорежиссер Ростислав Алимов.

КМО: Вы записываете оркестр?

Юрий Потеенко: Собираемся, но не Большой Симфонический. Скорее камерный, с большим количеством струнных инструментов. В этом проекте очень интересные, очень глубокие задачи.

КМО: Музыка будет стилизована под то время или она будет современная?

Юрий Потеенко: Нет, никакой стилизации. Музыка будет абсолютно современная, но я думаю, что в наше «смутное» время между понятиями «стилизация» и «современная музыка» уже не осталось никакой разницы.

КМО: А как Вам была сформулирована творческая задача?

Юрий Потеенко: Очень художественно.

КМО: Для Вас важно, какая музыка звучит в кино? Симфоническая или электронная?

Юрий Потеенко: Все зависит от творческой задачи, от эстетики. Электронная музыка ничуть не менее сложна, чем живая, только по-своему. Есть стилистика, которая не терпит живых звуков и бывает так, что без синтетики обойтись просто невозможно. Именно она дает характер,  дает жизнь. И то и другое очень важно.

КМО: Что на Ваш взгляд сейчас самое важное в музыке кино?

Юрий Потеенко: То, что происходит в последнее время, я понимаю с трудом. Был период, когда кино (особенно французское в этом преуспело) без мелодии мы не воспринимали. Обязательно была какая-нибудь потрясающая тема, которая впоследствии начинала жить своей жизнью. Потом появилось американское универсальное кино, в котором музыка живет незаметной жизнью, но делает очень большую работу, ее не всегда слышно, но она все время управляет мозгом, все расшифровывает, объясняет, существует в каждом движении. А сейчас, как мне думается, опять возвращается тенденция к прозрачной фактуре, музыка отрывается от кино и дает нам понять, что мы живем в другом мире.

КМО: Приведите, пожалуйста, пример.

Юрий Потеенко: Вспомните «Король говорит!». Там музыка совершенно не занята тем, что происходит на экране, она вокруг нас образует некую благородную ауру, мне даже показалось, что музыка там занимается не героями, а зрителями…  Она поднимает зрителя до понимания героев. Немного сложно, но, думаю, понятно, что я имею в виду.

КМО: Означает ли это, что в скором времени в кино вновь появятся яркие мелодии?

Юрий Потеенко: Не означает. Есть быстро проходящая мода на отдельные инструменты,  музыкальные фактуры и стилевые особенности. Но это все внешние признаки, главное в том, что музыка в кино – это душа картины, а способы выражения могут и должны быть в разное время разными.

КМО: Т.е. нового в ближайшее время в киномузыке не появится?

Юрий Потеенко: Все новое уже было.  Вся музыка уже сочинена. А в какую одежду она облачится через какое-то время – посмотрим.

КМО: Как Вы думаете академическому композитору, который занимается серьезными симфоническими произведениями, ему комфортно работать в кино? И вообще может ли он работать в кино?

Юрий Потеенко: И да, и нет. Да, — потому что это просто возможность работать, и работать творчески, ставить художественные задачи, решать их, общаться с людьми смежных профессий, что безумно интересно, и многое другое. Нет, – потому что музыка кино – это жанр. И, работая только в этом жанре, композитор, так или иначе, становится «кинокомпозитором», т.е. мастером одного жанра. Правда, в наше время – и это роскошь!

КМО: Кино, как площадка для композитора, предполагает какой-то профессиональный рост?

Юрий Потеенко: Профессиональный рост бывает у профессионалов. Это, прежде всего, честное отношение к профессии и к своей работе. Для профессионала важнее то, что он сделал, а не то, как об этом напишут. Думающий человек всегда растет.

КМО: А за счет чего происходит рост?

Юрий Потеенко: За счет способностей и таланта.

КМО: В недавнем интервью нашему изданию режиссер Александр Митта высказал мысль, что в кино у композитора как раз не может быть роста. Композитор не может написать музыку так, чтобы следующая картина была лучше предыдущей. Меняются правила игры, и это изнурительно для композитора.       

Юрий Потеенко: А режиссер может снимать кино так, чтобы следующая картина была лучше предыдущей?  Я знаю композиторов, которые растут от картины к картине, и знаю других, которые уже полностью выросли. Думаю, все дело в вопросе, заданном чуть выше, за счет чего происходит рост. Насчет меняющихся правил игры – вопрос философский. У нас последние 20 лет все правила жизни только и делают, что меняются. Что же теперь, признать всех изнуренными и отказать в творческом росте? Я лично отношусь к тому типу людей, которые комфортно работают в экстремальных условиях. Когда в связи со сроками земля горит под ногами – это для меня самый продуктивный период. И идеи появляются, и мысли приходят.

 

Беседовала Ольга Кравченко




Теги: Юрий Потеенко