Загрузка страницы...

Музыкальная ностальгия Томаса Ньюмана

КиноМузыка online | 15.10.2011 | Рубрика: CD обзор | Комментарии

Музыкальная ностальгия Томаса Ньюмана

«Прислуга»/«Расплата»

Композитор: Томас Ньюман

Лейблы: Relativity/Varese Sarabande

Наверное, первым композитором из клана Ньюманов, которому удалось отойти от богатого «фирменного» звучания Лайонела и Альфреда Ньюманов, был сын последнего Дэвид. Затем мир услышал о Томасе Ньюмане, буквально ворвавшимся в индустрию в конце 80-х со своим страстным альтернативным роком. Его музыка к комедиям «Отчаянно ищу Сьюзэн», «Человек в красном ботинке», «Настоящие гении» сразу же завоевала сердца киноманов. Вскоре, в фильмах «Меньше нуля», «Мужчины не уходят», «Обман», Ньюман показал, что может также писать и зрелую симфоническую музыку. Но более всего отличает стиль Томаса Ньюмана смешение фанка и олдскульной мелодии. Ньюман впервые попробовал это сочетание в фильме «Жареные зеленые помидоры», и его карьера немедленно пошла вверх. Вскоре за Ньюманом закрепилась репутация компетентного композитора для жанра сельской драмы. Позднее он перепробовал почти все возможные жанры, но все время возвращался к странноватой атмосфере музыкальной ностальгии. Ньюман написал музыку для таких фильмов из жизни маленьких городков, как «Лоскутное одеяло», «Феномен», «Заклинатель лошадей», и для пронизанного ностальгией «Побега из Шоушенка».

Однако Ньюман далек от того, чтобы почивать на лаврах, до бесконечности эксплуатируя цимбалы и гитару и сочиняя кустарную музыку. Ему удалось подстроиться под голливудские стандарты, сохранив при этом собственную музыкальную индивидуальность. Его фирменный почерк едва угадывается в «Прислуге», и это приятный сюрприз для тех, кто посмотрел драму, действие которой происходит в начале 60-х годов в Джексоне штата Миссисипи. Это типичный южный городок, томящийся от жары и ненависти. Но это не то адское пекло, которое мы видим в фильме «Миссисипи в огне». В «Прислуге» нет ку-клукс-клановцев, на смену им пришла более утонченная разновидность расизма, практикуемого дамами с пышными прическами. Их жертвы – благородные и терпеливые чернокожие женщины, та самая прислуга. Новые расистки активно используют в качестве оружия презрительные реплики, злобные взгляды, экономические притеснения, и лишь несколько жертв находят в себе достаточно силы воли, чтобы им противостоять. Фильм откровенно рассказывает об их борьбе за собственное достоинство, о бескровной войне, и требует от Ньюмана гораздо более тонкой музыки, чем обычная драма такого рода. Музыка Ньюмана в «Прислуге» превосходит ожидания, особенно его удивительно современная манера изображения ужасов жизни на юге США в середине прошлого века.

Музыка к «Прислуге» поразительно напоминает альтернативные ритмы, характерные для раннего Ньюмана. Легкая, воздушная музыка с экспериментальной, но не затрудняющей восприятие перкуссией. Конечно, здесь есть и прекрасная, тягучая, мучительная горечь струнных, и неровное, прерывистое фортепиано (уже практически товарный знак Ньюмана). Однако героини «Прислуги» не слоняются без дела, вымаливая у Бога освобождение, а встречают «пращи и стрелы яростной судьбы» в наступлении, активно стремятся все исправить. Именно благодаря этой атмосфере энергии и накала эмоций «Прислуга» менее всего воспринимается как историческая вещь, хотя по сути это именно историческая драма. Конечно, музыка могла бы быть и погромче, но Ньюман сознательно придерживает взмывающую ввысь оркестровую мелодию до самой концовки. На протяжении фильма музыка полна доброты и самоотверженной любви, которую чернокожие няньки отдавали не своим детям, а белым малышам.

Однако Ньюман не был бы Ньюманом, если бы совсем отказался от цимбал и гитар, которые, впрочем, очень экономно используются в «Прислуге». Но гораздо более интересны озорные комические мотивы, которые отлично вписались бы в замечательную и странноватую работу Ньюмана для «Лемони Сникета». Например, эксцентричная перкуссия, которая звучит, когда Главной Стерве подают испорченный пирог, а также в той сцене, где жители Джексона понимают, что стали героями скандальных мемуаров своей собственной прислуги. Эти неожиданные забавные выходки в сочетании с современным подходом Ньюмана делают «Прислугу» не только красивым и откровенным, но и увлекательным фильмом. Однако лучше всего Ньюману удается передать мотив надежды. Композитор демонстрирует блестящее чувство мелодии (кажется, врожденное для всех представителей клана) и удачный драматический хронометраж. Музыка к «Прислуге» заряжена концентрированным драматизмом, но при этом создатели предпочитают не гневно размахивать кулаками, а протянуть зрителю руку для рукопожатия. И кассовые сборы «Прислуги» доказывают, что трогательная деликатность может быть сильнее оружия. В этом фильме Ньюману удается с помощью глубокой, эмоциональной музыки внести свою лепту в борьбу за человеческое достоинство и права человека. В битву, так и не выигранную в Джексоне, не говоря уже обо всем мире.

В блестящем фильме «Расплата» Томас Ньюман вступает на тропу международного шпионажа. Мне бы хотелось, чтобы Ньюман чаще работал именно в этом жанре, особенно если учесть, что по сборам фильм одно время заслуженно занимал первое место. Надеюсь, что в карьере композитора будет еще немало погонь и перестрелок. В очередной раз Ньюман задействует свое прекрасное чувство ритма, чтобы до предела накалить страсти в фильме, напоминающем урок истории. Урок на этот раз вышел довольно жестоким и затянулся до наших дней. «Расплата» происходит под будоражащую нервы перкуссию и завораживающий фон. Музыка идеально созвучна переживаниям трех агентов Моссада, чья славная история поимки нацистского военного преступника, вошедшая в учебники, неожиданно начинает трещать по швам.

Композитор мог бы выбрать прямолинейное симфоническое решение или, наоборот, жесткие ритмы, и его бы поняли. Однако Ньюман отверг очевидные решения, и сумел написать на языке музыки необычную, запоминающуюся шпионскую историю. Конечно, в фильме достаточно много напористой и агрессивной оркестровой музыки, сопровождающей сцены погони во времена холодной войны, но в основном Ньюман черпает вдохновение в фанк-роковой и гранжевой эстетике своих ранних работ: «Море Солтона» и «Морпехи», а также в сюрреалистических ритмах, созданных им ранее в этом году для фильма «Меняющие реальность».

Ньюман расставляет эмоциональные акценты в «Расплате» при помощи сюрреалистичных, мрачных мотивов, передающих страх, терзающий молодых героев на чужой берлинской земле, где малейшая ошибка может стоить им жизни, а может и много большего. По мере того, как их добродетель все сильнее расшатывается, музыка Ньюмана становится все более причудливой и эксцентричной, а его самобытная перкуссия придает фильму то своеобразие, какого обычно добиваются с помощью «этнических» мотивов. Но все же в саундтреке достаточно моментов, связанных с национальной самобытностью, в которых выражается национальная гордость израильтян. Для этого композитор задействует печальные мелодии для струнных, не боясь получить местами трагедийное звучание. Как всегда с Томасом Ньюманом, до самого конца не понимаешь, чем все это закончится. Но это очень увлекает. Саундтрек к «Расплате» менее всего похож на музыку международных интриг из франшизы Борна. Ньюману гораздо лучше удался саспенс, и он вложил намного больше воображения в простую историю о том, что единственная вещь, от которой мы можем бежать всю жизнь, это чувство вины.

 

Даниель Швейгер

Перевод Екатерина Юрьева




Теги: Альфред Ньюман Дэвид Ньюман Лайонел Ньюман Томас Ньюман