Загрузка страницы...

Джон Картер

КиноМузыка online | 19.03.2012 | Рубрика: CD обзор | Комментарии

Джон Картер

Композитор Майкл Джаккино

Лейбл: Walt Disney Records

 

Если Майклу Джаккино суждено стать новым Джоном Уильямсом, то не только и не столько потому, что ему удается хорошо подражать почерку маэстро, копировать его богатые темы. На самом деле Джаккино обязан своей заслуженной репутацией вундеркинда умению испытывать ощущение чуда от самого факта создания нового фильма и заражать публику своим энтузиазмом с помощью смелой, энергичной и мелодичной музыки. В каждом саундтреке Майкла Джаккино к очередному мега-фильму слышны отголоски того самого трепетного восторга, который охватывал юного Джона Уильямса, приходившего в кино послушать музыку Эриха Корнгольда и Дэвида Рэксина. Восторга, перенесенного позднее в фильмы «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега», «Звездные войны» и «Супермен». Уильямс умел превратить веселое, легкое попкорновое кино в настоящую легенду, способную завладеть умами. Так же и Джаккино громко, лихо и весело показывает молодому поколению, как можно по-настоящему любить фантастику.

Судя по востребованности Майкла Джаккино на студии «Пиксар», а затем и на студии Уолта Диснея, его мелодии сделают поход в кино волшебным еще не для одного миллиона детей. Логично, что после бешеного успеха «Суперсемейки», пристального внимания Киноакадемии к «Рататую» и долгожданного «Оскара» за фильм «Вверх» именно этому композитору доверили музыку к «Джону Картеру» — самому масштабному проекту студии на сегодняшний день. И не менее логично, что бывший сотрудник PR-отдела студии Диснея создал интересный монументальный саундтрек, который гораздо лучше рекламирует приключенческий дух фильма, чем целый маркетинговый отдел. Еще один воспитанник «Пиксара» вырос, окреп и готов выступать в тяжелом весе.

Нельзя сказать, что Эндрю Стэнтон повторил взлет Брэда Бёрда, с помпой шагнувшего из мира анимации в мир игрового кино (Майкл Джаккино писал для его «Суперсемейки» и фильма «Миссия невыполнима: Протокол Фантом»). Но в марсианской эпопее Джона Картера индивидуальный творческий почерк режиссера, создавшего анимационный шедевр «ВАЛЛ-И», приобретает новые, интересные креативные черточки. Мир тарков, полный фантастического безрассудства, сурового мужского героизма, инопланетной экзотики и злобных чудовищ, — уже знакомая почва для Джаккино, ведь у него за плечами непостижимо таинственный остров из «Остаться в живых», космические приключения в «Звездном пути» и разбушевавшиеся пришельцы из «Супер 8». И еще отмечу, что, как и пустынная планета Дэвида Арнольда из «Звездных врат», марсианские дюны Джаккино очень напоминают романтическую, овеянную горячим ветром атмосферу, созданную Морисом Жаром для «Лоуренса Аравийского».

Но на этом сходство заканчивается. Под наполовину расстегнутой рубашкой Джона Картера бьется горячее сердце настоящего мужчины, а не избалованного британского офицера. И Джаккино от души веселится, обыгрывая богатую тему симпатичного взрывного мачо. Эдгар Райс Берроуз, автор книги, положенной в основу фильма, несомненно, оценил бы юмор композитора. Даже если бы расстроился из-за сценария. Диснеевские сценаристы долго адаптировали материал для подростковой аудитории, и убрали (к счастью) многие кровавые и эротические сцены. Но если говорить о великих именах, главная фигура, стоящая за музыкой Майкла Джаккино, — Джон Уильямс. Джаккино снова обращается к величественной симфонической манере маэстро, своего кумира. К счастью, в темах Джаккино слишком много собственной оригинальной красоты, чтобы его можно было обвинить в заимствовании.

В главной мелодии «Джона Картера» Джаккино убивает сразу двух зайцев, рисуя и самого героя поневоле, и «дивный новый мир», который ему предстоит покорить. Главная тема замечательна еще и тем, что герой предстает на удивление чувствительным (нетипично для парня, истребившего бесчисленную орду инопланетян). Особенно это заметно в треке «Carter They Come, Carter They Fall». В стиле монтажной перебивки в самый разгар яростной битвы звучит секвенция, напоминающая о личной трагедии героя. И это решение делает сцену гораздо сильнее, чем было бы, возьми Джаккино ожидаемые размашистые симфонические штрихи и туземную перкуссию для тарков. Подобных экшн-стилизаций и без того достаточно в 75-минутном саундтреке. Назову только самые захватывающие композиции: «The Second Biggest Apes I’ve Seen this Month» и «The Fight for Helium». Когда Картер встречается с воительницей Деей Торис, Джаккино снова добавляет чувствительности. Так же поступает и Стэнтон. Героиня явно должна не просто радовать мальчишек. Это образ с претензией на глубину. Мелодия для него и нее («Thark Side of Barsoom») вышла сладкой и свежей. По стилю напоминает мелодию влюбленных подростков из «Супер 8».

Конечно, инопланетный колорит обязывает композитора к обилию мощных хоровых треков. Странные этнические инструменты рисуют картины быта тарков. А оркестр старается не отставать по накалу страстей от зрелищных спецэффектов. Но вместе с тем, некоторые лучшие треки «Джона Картера» очень скромны. Джаккино не менее изобретателен в простой композиции «Gravity of the Situation», где печальный камерный ансамбль скрипки и клавишных вдруг уступает место живому, абсолютно тематическому оркестровому вальсу, под который Картер впервые ступает на марсианскую почву, в зону непривычной гравитации. Музыка ярко показывает, как нелегко даются ему эти первые шаги. Закулисные интриги марсианских злодеев плетутся под орган и леденящий душу вокал трека «A Thern Warning». А под финальные титры звучит композиция «John Carter of Mars». Струнные и цимбалы не только говорят о южных корнях Картера, но и создают настроение почти трогательной грусти, прекрасно сочетающееся с финальной композицией «Time Machine». Очень подходящий мотив для героя, покорившегося судьбе.

Но главное достижение Майкла Джаккино в «Джоне Картере», как и в других его серьезных проектах, — магическое очарование музыки, которое действует на нашего внутреннего ребенка. Нам хочется скорее вырасти, чтобы сражаться с монстрами ростом с двухэтажный дом, пилотировать космические корабли и целовать роскошную девицу. Похоже на картинки из комикса – из того самого «Джона Картера-марсианина», давшего идеи многим режиссерам до Стэнтона. Но Стэнтон и Джаккино с таким неподдельным энтузиазмом берутся за приключения этого столетнего героя, что невозможно не поддаться веселому очарованию фильма. «Джон Картер» звучит не менее свежо, чем первые фильмы о похождениях землян на других планетах. В годы своего становления как композитора с воображением Майкл Джаккино побывал в самых разнообразных фантастических мирах. И продолжает рассказывать нам о них все с тем же задором.

 

Даниель Швейгер

Перевод Екатерина Юрьева




Теги: Джон Уильямс Дэвид Арнольд Дэвид Рэксин Майкл Джаккино Морис Жар Эрих Корнгольд