КиноМузыка online | 08.05.2012 | Рубрика: Главная партия | Комментарии

15 мая Андрею Яковлевичу Эшпаю композитору и пианисту исполнится 87 лет. Среди его киноработ хорошо известные фильмы «Жажда», «Майор Вихрь», «Адъютант его превосходительства», «Трактир на Пятницкой». Его песни «А снег идет», «Два берега» («Ночь была с ливнями»), «Москвичи» («Сережка с Малой Бронной») знают и любят далеко за пределами России.

Когда началась война, Андрею Эшпаю было всего 16. Как и многие мальчишки того времени он решил пойти на фронт добровольцем, но его не взяли, не прошел по возрасту. В 1943 году он поступил в Чкаловское (Оренбургское) пулеметное училище, закончил курсы военных переводчиков и отправился на фронт.

С конца 1944 года Андрей Эшпай воевал на 1-м Белорусском фронте. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг».

КиноМузыка online: Андрей Яковлевич, как Вы можете определить, что такое киномузыка?

Андрей Эшпай: Во-первых, скажу, что это неожиданно для меня, давать интервью на тему музыки в кино. Кто-то сказал, что самое простое и загадочное, чудо, посланное нам Богом – это музыка. Понимаете, она что-то выражает. Но она ничего не будет выражать, если в кадре какие-нибудь объятия, поцелуи и вдруг звучит виолончель или играет выразительная музыка. Все это будет мед и сахар, будет ерунда! А может быть какой-нибудь аккорд или одна нота, но ей будет сказано все. Этого нельзя объяснить. Всякое искусство, особенно музыка, основано на тайне.

КМО: На Ваших глазах рождался звуковой кинематограф. Вы помните, как все начиналось?

Андрей Эшпай: В немом кино движение ленты сопровождалось аккомпанементом тапера. От его музыкальных способностей, воображения, вкуса, артистизма, наконец, зависели соответствие музыкального материала с экраном, «точность попадания» и художественная ценность, если об этом, в том или ином случае, вообще могла идти речь.

КМО: Были ли какие-то принципы работы с музыкой в немом кино?

Андрей Эшпай: В немом кино в громадном море такой, сопровождающей кинокартину музыки было очень много стереотипичного: тремоло на ужасах, сентиментальные мелодии на лирике, другие «общие частности», и, безусловно, в конечном счете, все решал талант аккомпанирующего музыканта, как правило, пианиста, а среди них были замечательные мастера своего дела. Случалось, что в кино того времени работали и выдающиеся музыканты. Можно себе представить, например, игру Дмитрия Шостаковича, которая вряд ли состояла из цитат одних только классиков или бывшей на «слуху» бытовой музыки.

КМО: Что изменилось, когда появилось звуковое кино?

Андрей Эшпай: Эра звукового кино началась торжеством многочисленных композиторских идей, чаще всего выраженных в преувеличенно романтическом стиле (по современным понятиям), в перегруженной партитуре, почти постоянно звучащей музыке, сопровождавшей чуть ли не каждое движение действующих лиц. Перенасыщение киноленты музыкой, призванной усилить ее эмоциональную силу, приводило к противоположному результату. Музыка теряла свою выразительность. Становилась «общим местом». Конечно, я говорю об общей тенденции. Нельзя забывать, что в этот период было создано много превосходных работ. Шедевр Прокофьева «Александр Невский», музыка к кинофильмам Шостаковича и Хачатуряна. Сошли с экрана и завоевали широчайшую популярность песни Дунаевского и братьев Покрасс и т.д.

КМО: Вам не кажется, что это тенденция сохранилась и сейчас?

Андрей Эшпай: В мое время композиторы (понимающие свою роль как роль одного из авторов создателя кинопроизведения) старались предоставить музыке говорить лишь в случае действительной необходимости, когда музыка и только музыка может решить сцену, эпизод, а то и главную кульминацию фильма. Стремление к лаконизму мне представляется наиболее плодотворным. Разумеется, речь здесь идет не о музыкальных фильмах, которые ставят перед собой иные задачи. Я вообще считаю, что музыки в кино должно быть столько, сколько нужно и немножечко меньше.

КМО: Чьи композиторские работы в кино Вы можете выделить?

Андрей Эшпай: Борис Чайковский, Роман Леденев, Эдуард Артемьев, Андрей Петров, Гия Канчели, Владимир Овчинников.

КМО: Существуют ли на Ваш взгляд какие-то особенности написания музыки для кино?

Андрей Эшпай: Безусловно, музыкальная драматургия в фильме существует; она почти такая же, как и в любом музыкальном произведении крупной формы. Здесь можно увидеть и общие закономерности формообразования вплоть до элементов сонатности, концентрической формы и т.д. Конечно, все это в кино соединено со «зрительным рядом», тогда как в чисто музыкальном произведении композитор совершенно свободен в приемах развития материала, если это не связано с определенной литературной программой. Случай, когда в фильме нет музыкальной драматургии, говорит о неполноценности музыкального решения.

КМО: От чего зависит музыкальное решение фильма?

Андрей Эшпай: В первую очередь от направления, в русле которого он создан, от жанра и стиля. Это, в свою очередь, определяет характер музыки, музыкальные средства и приемы, в конечном счете, состав партитуры, которую в данном случае выбирает автор. Музыка должна соответствовать музыкальной драматургии. Ты же не будешь играть польку-бабочку, когда у тебя на экране дуэль на Черной речке, правильно? Это примитивно.

КМО: Что для Вас самое важное в работе с режиссером?

Андрей Эшпай: Очень важно взаимопонимание. Режиссер должен уточнить детали, так как общая картина музыкального решения возникает у композитора уже на прочтении сценария и корректируется на просмотре отснятого материала. Конечно, весьма важен предварительный концептуальный разговор с режиссером, где выясняются точки зрения авторов по поводу предстоящей работы. Далее композитор должен быть полностью предоставлен самому себе. Вмешательство же режиссера в работу композитора по всяким мелочам, имеющим чисто профессионально-музыкальный характер, действует угнетающе и мешает действительно творческой работе.

КМО: А как режиссер Вам ставил задачу?

Андрей Эшпай: И Евгений Ташков, и Алексей Салтыков, и Андрюша (сын композитора – прим. ред.) были очень деликатны. Они давали мне сценарий или готовый материал, готовое изображение. Они ставили задачу тем, что уже сделали фильм. И меня, видимо, выбирали, считая, что музыка подходит.

КМО: Какие функции выполняет музыка в кино?

Андрей Эшпай: Музыка – полноценный компонент кинопроизведения. Ее конкретная функция исходит из самой ее природы – вступить в действие там, где другие выразительные средства – речь, пластика, цвет – бессильны. И какова она будет – каждый раз это частный случай. В чисто музыкальной форме – это может быть ряд песен, объединенных общей музыкальной идеей, или сквозное развитие одной главной темы, впрочем, возможных вариантов здесь бесчисленное множество. В обычном же игровом фильме одна песня может стать лейтмотивом всего фильма, часто становясь основой симфонического развития.

КМО: На какие компромиссы композитор может идти при работе в кино?

Андрей Эшпай: Для того, чтобы избежать ошибок при ссылке на чужие работы я позволю себе сослаться на три примера из своей практики: в кинофильме «Исправленному верить» должна была прозвучать песня «Я сказал тебе не все слова», тема которой стала основой лирической части кинокартины. Однако в вокальном виде эта песня так и не прозвучала – режиссер, по справедливости, не нашел для нее места в картине. Это утяжелило бы сцену, где она должна была звучать. Осталось лишь инструментальное ее изложение (только после выхода фильма на экран эта песня получила распространение в вокальном варианте). В кинофильме «Возврата нет» эпилог должен был заканчиваться песней. Однако и здесь она стала неуместной, и фильм заканчивается широким симфоническим изложением темы этой песни. В фильме «Майор Вихрь» песня «Каждый день шагают ноги» звучит в вокальном изложении всего один раз (фильм 3-х серийный). Но мотив этой песни становится лейтмотивом всего фильма, и она проходит многократно в разных инструментальных и оркестровых вариантах в соответствии с происходящим на экране действием.

КМО: Как Вы относитесь к цитированию в композиторской работе? Насколько это уместно?

Андрей Эшпай: В каждом конкретном случае это решается по-своему, и, естественно, каждый композитор делает это по-разному. Здесь не может быть единого рецепта. Это зависит от значения цитаты, смысла ее проявления в фильме. Однако искусство коллажа требует большого мастерства. Плохо, когда в памяти остается одна лишь цитата, а вся авторская музыка блекнет, не выдерживая соревнования с ней.

КМО: Насколько оправдано использование классической музыки в кино?

Андрей Эшпай: Интерес к более содержательному кинематографу приводит режиссера к наиболее содержательному музыкальному источнику – к музыкальной классике, к великим мастерам прошлого. Отображение современности немыслимо без непрерывного условия мастерства. Современность включает в себя как одно из основных условий понятие – мастерство. Поэтому подлинные великие произведения искусства всегда современны – Бах, Моцарт, Чайковский.

КМО: Выдерживает ли оригинальная музыка в картине «соседство» с великими классиками?

Андрей Эшпай: Безусловно, применение цитат таких композиторов требует от авторов оригинальной музыки к фильму очень высокой культуры и должно быть безошибочно точным. Распространившаяся за последнее время среди некоторых композиторов манера наигрывать «под Баха» по любому поводу, в любой сюжетной ситуации, во многих фильмах производит отталкивающее впечатление, полно пошлости и является признаком дилетантизма в наихудшем виде. Конечно, в этом случае мы не можем говорить о какой-либо связи с классической музыкой.

КМО: Работа композитора в кино – это профессия? Она требует каких-то специальных навыков в отличие от композитора симфониста или песенника?

Андрей Эшпай: Мне представляется работа композитора в кино столь индивидуальным творческим процессом, что вывести какие-то общие закономерности здесь очень сложно, — это требует большой осторожности. Совершенно очевидно только, что в кино должны работать непременно талантливые и разные композиторы. Часто инерция режиссеров и их субъективный приговор – кто является кинокомпозитором, а кто нет – лишает кинематограф (и, в частности, их самих) возможности услышать новые имена, а с ними и новые решения, а может быть, открытия в таком важном виде искусства, каким является музыка в кино.

КМО: Вы написали музыку к 60 фильмам. Что, на Ваш взгляд, самое важное в работе над музыкой к картине?

Андрей Эшпай: Я не люблю, когда водят моей рукой. У композитора должна быть свобода в работе. Поэтому я очень часто отказывался от предложений. Ты можешь начинать работу только в том случае, когда есть важный побудительный мотив – причина начинать работу. А дальше, когда это интонация две-три ноты, может быть четыре всего, нужно уметь с ними справиться. Мелодию каждый написать может.

КМО: Как началась Ваша карьера в кино?

Андрей Эшпай: Очень просто. Одесса приглашала молодых ребят. Петр Тодоровский был тогда оператором, потом стал режиссером, Евгений Ташков. С ними я сделал много фильмов: «Машинист», «Жажда». Потом меня пригласили на фильм «Адъютант его превосходительства» и там я был свободен! Мне ставили задачу, а я уже знал, как это будет исполнено, на чем. Иногда одна длинная тянущуюся нота у какого-нибудь инструмента. А, вообще, моя работа композитором началась за долго до этого. Я был молодой, война только кончилась, я много ходил в кино, много смотрел картин и наслушался. Я все время импровизировал, брал на слух, нот не было, мы были в эвакуации и все время ездили по госпиталям.

КМО: То есть, чтобы сочинить мелодию, Вам нужен только рояль?

Андрей Эшпай: Был такой случай, когда я лежал на профилактике. Андрей, мой сын, попросил меня написать музыку к его картине. Причем, он попросил это сделать для трех флейт и ударных. Естественно, у меня не было под руками рояля. Я писал на клочках бумаги, чему был рад, так как был свободен от так называемого «стандарта пальцев». Понимаете, пальцы иногда тебя сами уводят… А вообще, я пишу симфоническую музыку, и остаюсь себе верен. Очень люблю симфонический оркестр, поэтому и партитуры у меня сложные, такие, какой должен быть кадр.

КМО: В фильме «Ночной патруль» Вашу песню исполняет Марк Бернес?

Андрей Эшпай: Да, замечательно исполняет!

КМО: Были разговоры, что песню Огонька пытались запретить?

Андрей Эшпай: После выхода картины на широкий экран на меня все накинулись, а песню положили на полку, потому что воровская песня не может быть о Родине. Песня нравилась, но главный герой фильма — вор, уголовник, а песня о Родине. В ЦК (а мне никто не говорил, так как я не был в партии), собрали всех композиторов и стали говорить, как это можно!? Как же так? Он пишет о Родине:«Даже птице не годится…». Как вор может петь о Родине «счастья нету…»?! Но это судьба песни. Кстати, я случайно узнал по телевидению, что песня очень нравилась Алиеву (1-й секретарь ЦК КП Азербайджанской ССР (1969—1982) – прим. ред.), а он секретарь был умнейший. А потом я ее спел на концерте с покойным Владимиром Трошиным. Ой, что в зале делалось! Бернес в картине поет ее под гитару, но это не совсем то, мне хотелось по-другому. Но он спел ее под гитару и спел замечательно. На самом деле в этой песне ничего особенного нет, но она точна, в картине она делает портрет главного героя.

КМО: Немногие сейчас помнят, что популярная песня «А снег идет» была написана специально для фильма «Карьера Димы Горина». Расскажите подробнее, как она появилась?

Андрей Эшпай: Она появилась, потому что любовь везде и всегда! Каждую минуту! О любви можно только мечтать. У меня, кстати, с Евгением Евтушенко есть замечательная песня «Зашумит ли клеверное поле, заскрипят ли сосны на ветру», поет Людмила Гурченко, и вторая песня «Что знает о любви любовь». Женя как большой поэт писал на готовую музыку. Знаете, в этой жизни я кое-что понял. Эти песни — про меня.

КМО: Вам нравится песня «А снег идет» в исполнении Жанны Агузаровой?

Андрей Эшпай: Вы знаете, я не слышал. Но кто-то сказал мне, что человек она оригинальный. Я думаю, она талантлива.

КМО: Какие фильмы с Вашей музыкой Вам особенно дороги?

Андрей Эшпай: «Жажда», «Майор Вихрь», там хорошая тема, «Адъютант его превосходительства», там очень мощная музыка и тайна есть, «Трактир на Пятницкой».

КМО: У Вас большой жизненный опыт, чтобы Вы пожелали молодым композиторам, которые только начинают свою карьеру в кино?

Андрей Эшпай: Я желаю всем молодым всяческого счастья в творчестве. В каждом из нас живет великое произведение, которое мы никак не можем написать. Васнецов говорил: «Какое мое дело, мал или велик мой талант – отдай все!». Это единственная форма работы в любом творчестве, в любой работе и надо этой дорогой идти. Может быть, когда-нибудь что-нибудь и получится, ведь жизньэто чудо, а чудо не запретишь! Да здравствует амплитуда — то падаешь, то летишь (Виктор Боков — прим. ред.). Пожелать, чтобы они смогли осуществить то, что в них живет, т.е. этот путь, эту дорогу нельзя останавливать. Только она может дать высшее напряжение сил, а высшая отдача поможет попробовать осуществить неосуществимое.

Георгиевская ленточка


Теги: Андрей Петров Андрей Эшпай Арам Хачатурян Борис Чайковский Братья Покрасс Владимир Овчинников Гия Канчели Даниил Покрасс Дмитрий Покрасс Дмитрий Шостакович Иоганн Себастьян Бах Исаак Дунаевский Моцарт Петр Ильич Чайковский Роман Леденев Сам



Показать все теги