Клюква с Сен-Сансом

КиноМузыка online | 23.08.2012 | Рубрика: Кадры музыки | Комментарии

1974 год. В Камбодже — Красные кхмеры, в Эфиопии — военный переворот, в Португалии — «Революция гвоздик». В СССР на уроках политинформации проходят «горячие точки». Холодная война на пике. В США выходит на экраны «Девушка с Петровки».

Фильм о жизни в СССР, который тогда успешно прокатывали не только в Америке, но и в Западной Европе. Похоже, в нашем «Человеке с бульвара Капуцинов» жизнь ковбоев передана куда более достоверно. Но смотреть на это забавно. Как забавно предполагать, что марсиане – зеленые и с рожками.

Юная и непосредственная Голди Хоун играет Октябрину Матвееву. Экзальтированную балерину с неожиданной наколкой в виде красного сердечка… на щеке.

То ли сердечко, то ли слеза Пьеро. Символ несчастной любви, вероятно. Любовь Октябрины — дело обреченное. Полюбила она американского журналиста Джо, прикомандированного в Москву. А вокруг – КГБ.

Фильм этот – экранизация романа Джорджа Фейфера. Специалиста по стране Советов. Автора бестселлеров «Прощание с Москвой», «Правосудие в Москве», «Красные файлы» и проч.

25-ти летний Фейфер учился по обмену в МГУ, а также был в составе делегации устроителей Американской Выставки в Москве в 1959 году. Впечатлился. Отмечал по возвращению, что русские хоть и выглядят не очень, и пепси-колу не видывали, все ж тоже люди, а не «роботы производящие оружие».

«Девушку с Петровки» он написал уже в 1972 году, но, вероятно, впечатления от хрущевской Москвы были по-прежнему сильны. По фильму не очень понятно, какое время на экране: середина 70-х, конец 50-х, или, вообще, время «Х».

Октябрина репетирует «Умирающего лебедя» Сен-Санса почему-то в полуразрушенной церкви. Вокруг иконы и старухи в платках.

 

Здесь же — друг героини Костя, то ли фарцовщик, то ли антиквар – проворачивает какие-то дела. Играет его молодой артист Энтони Хопкинс, который тут очень похож на молодого артиста балета Михаила Барышникова.

Герои вообще ведут богемный образ жизни, граничащий со статьей за тунеядство. Собираются компанией, музицируют.

Играют «чуждый» джаз. При этом композиция Эрролла Гарнера сильно напоминает в будущем популярный у нас шлягер Раймонда Паулса «Полюбите пианиста». А «Полюшко-поле» — «любимая песня красноармейцев» — звучит в духе Фэтса Уоллера.

 

Октябрина не только танцует. Но и поет. В ее исполнении звучит «Nyet! Nyet! Nyet!». Песня, написанная Роем Баддом на стихи Джека Фишмана. То ли клезмер, то ли «Танец маленьких лебедей».

В свободное от музицирования и балета время, Октябрина читает «Боевой Устав советской пехоты». Девушка она, действительно, боевая. К иностранному журналисту в гости — в обход кордонов КГБ — пробирается крышами. Кстати, все под того же «Умирающего лебедя».

В гостях поражается изобилию картин в комнатах и биде в ванной. Позже предлагает хозяину регулярные сексуальные отношения в обмен на возможность регулярно пользоваться ванной.

Американец благороден, в ванну пускает несчастную девушку с Петровки «за так».

На этой санитарно-гигиенической почве у них возникают непростые сексуально-идеологические трения. Которые, при желании, можно принять за вялотекущий бурный роман.

Близкий друг Октябрины, молодой музыкант, нелегально уезжает из страны. Бежит. Она его осуждает, потому что тот «предал нас, предал себя». А после терзается сомнениями. Девушка и хочет уехать в Америку, и боится что станет «задыхаться среди чуждой среды как космонавт на Луне».

Главная проблема Октябрины, по мнению создателей фильма, в том, что «у нее даже нет прописки!». Зрителю дают понять, что в СССР прописка обладает сакральной силой (что, по большому счету, недалеко от истины).

Как бы в утешение — сцена уединения русской и американца под безупречно лирическую музыку Генри Манчини. Легкая эротика. Октябрина рисует американскому другу Джо сердечко… на ягодице.

За «связь с иностранными гражданами, распутный образ жизни, отсутствие документов, тунеядство»Октябрину приговаривают к тюремному заключению на 5 лет.

Конец.

Нелепые картонные русские в американском кино – дело привычное. А вот трагикомикс — впечатляет.

К тому же, интересно, как на западе представляли себе нашу жизнь в далеком 1974 году. В том году, когда Михаил Барышников во время гастролей Большого театра в Канаде «предал нас, предал себя» и стал невозвращенцем.

 

Игорь Минин


Теги: Генри Манчини Игорь Минин Камиль Сен-Санс Раймонд Паулс Рой Бадд Фэтс Уоллер Эрролл Гарнер



Показать все теги