Загадочная партитура Говарда Шора

КиноМузыка online | 22.03.2011 | Рубрика: NoTA BENE | Комментарии

Коллегам-музыковедам посвящается…

Ценитель музыки сродни коллекционеру. Отслушивая часы бесконечных комбинаций звуков, мы собираем в своей памяти – слуховой и эмоциональной — драгоценности, которые для нас порой значимее сокровищ всех подземных королей вместе взятых.

Так уж случилось, что для многих любителей киномузыки с момента выхода на экраны фильма «Властелин Колец» таким «сокровищем» оказалась, наполнившая жизнью Средиземье, музыка Говарда Шора. На бескрайних просторах мирового интернет-сообщества появилась веселая и национально разношерстная команда «археологов» — единомышленников. Общаясь на форумах, сайтах, в личной переписке, это своеобразное «Братство Кольца» начало производить «раскопки» в благородном порыве поиска истины – осмыслить музыкальную составляющую выдающейся трилогии Питера Джексона. Почти все ‘00-е прошли в изучении интервью с композитором и ожидании книги Дага Адамса «Музыка Говарда Шора к фильму «Властелин Колец»: всеобъемлющее исследование (книга и раритетные записи)», выпущенной наконец-то в октябре 2010 года издательством Carpentier.

И когда все было собрано, разложено по полочкам и частично прописано на бумаге, выяснилось, что вопросов меньше не стало.

Когда-то первый министр королевства остготов (и по совместительству теоретик музыки), Боэций сообщил нам о существовании в мире трех разновидностей музыки. Он называл их: musica mundanamusica humana и musica instrumentalis. Памятуя о том, что нет ничего нового под луной, мы немного углубимся в звуковой мир партитуры «Властелина Колец», чтобы обнаружить в нем те самые «музыки», а именно: вселенско-космическую,человеческую (в смысле гармонии духа и тела) и инструментальную (непосредственно исполнение), о которых известно уже как полторы тысячи лет.

 

Властелин Колец. За дирижерским пультом Говард Шор. Фото с официального сайта композитора: www.howardshore.com

За дирижерским пультом Говард Шор. Фото с официального сайта композитора: www.howardshore.com

Musica mundana или Откуда берутся идеи

Говард Шор присоединился к проекту Джексона в 2000 году, выпустив за год до того несколько картин, в том числе фильм «Догма» (реж. Кэвин Смит). История двух падших ангелов, решивших вернуться на небеса, впервые была показана на Каннском кинофестивале в 1999 году. Комедия с легким философским налетом вызвала немало возмущений со стороны некоторых римско-католических организаций. Но ведь мы же говорим о музыке, верно? Так вот музыка «Догмы» – симфоническая ее часть —  оказывается некой «предтечей» трилогии «Властелин Колец». И здесь речь идет не об узнаваемом стиле, который есть у каждого композитора, а именно о практически идентичных мелодиях (мотивы, интонации, ритмические структуры), приемах оркестровки и (что самое главное!) об общем принципе их использования. Две базовые образные сферы: Добро и Зло в обоих фильмах заполняются схожим музыкальным материалом.

Даже беглое прослушивание трехдискового издания музыки трилогии и саундтрека к «Догме» может поставить знаки равенства между некоторыми композициями. Так, #6 The Last Scion несет в себе тематический комплекс, связанный с образами эльфов Ривенделла – так называемое Rivendell Arpeggio (CD1 #9 Many Meetings). Техника написания Stygian Triplets (#7) аналогична  Shelob’s Lair (CD3 #11), когда Фродо в ужасе мечется по пещере огромной паучихи. В Bartelby & Loki (#8) ясно слышны интонации и The Bridge of Khazad Dum (CD1 #13), и The Riders of Rohan (CD2 #3).

Что это? Вполне резонно предположить, что Питер Джексон, составляя временную партитуру «Властелина Колец», среди всего материала, предложенного его музыкальными редакторами, остановил свой выбор на музыке к «Догме» и другим картинам, где работал Шор. Но почему было решено использовать практически точно тематизм музыки к «Догме» и в трилогии? И кто это предложил – режиссер или композитор?

Здесь надо оговориться, что мы не ставим перед собой задачу обвинить композитора в само-плагиате. Скорее, речь здесь может пойти об интереснейшем и уникальном явлении авто-цитирования. История музыки знает немало подобных примеров. Так, если говорить о киномузыке, известно, что выдающийся отечественный композитор Альфред Шнитке использовал один тематический (и соответственно образный) комплекс, вошедший в его Concerto Grosso № 1 (1977), сочиняя музыку и к фильму Александра Митты «Сказка странствий» (1983), и в более ранних работах. Например, в знаменитом анимационном фильме Андрея Хржановского «Стеклянная гармоника» (1968). Сделано это было не от бедности композиторской фантазии, а вполне осознанно и целенаправленно.

В своих интервью Говард Шор неоднократно подчеркивал, что он хотел «…создать нечто, что стало бы музыкальным выражением моих идей». Какая же идея могла быть у композитора при авто-цитировании? Сказать однозначно сложно. Но можно оттолкнуться от следующего. Сам Дж.Р.Р.Толкин говорил, что его книги «о Смерти и Бессмертии». Безусловно, такая идея не могла не отразиться в фильме. Если сопоставить бессмертие эльфов Средиземья и божественные явления из мира горнего в «Догме», воинственность пары ангелов, героизм братства Кольца и всадников Рохана, не говоря уже о кошмарах встречи с адской троицей (Stygian Triplets) или чудовищной Шелоб (Shelob’s Lair), то получается вполне упорядоченная схема образов, заполненная музыкальными интонациями, вполне устроившими как режиссера, так и самого композитора. Возможно, именно поэтому Говард Шор продолжает использовать ранее найденный звуковой комплекс, проявляя таким образом преемственность развития собственных, возможно не только творческих, но и мировоззренческих идей.

Musica humana или загадки в темноте…

Как уже отмечалось, с момента выхода фильма в прокат, интернациональное киномузыкальное интернет-сообщество активно пыталось понять, что же Мистер Шор такого напридумывал, что как в сказке: и красоты необыкновенной, и мудрости глубокой. Помимо всего прочего, энтузиастами была обнаружена связь музыки трилогии с музыкой других композиторов, как прошлого, так и настоящего. На сайте Magpie’s Nest этому вопросу был посвящен целый раздел «Сходства между музыкой саундтрека «Властелин Колец» и другими музыкальными произведениями» (Similarities Between LOTR Soundtrack Music & Other Pieces of Music). Именно здесь, в течение последних лет собиралась вся информация, поступавшая автору проекта — Мэрилин Миллер. И вот, что удалось собрать по крупицам со всего света.

Самое яркое впечатление, которым поделились зрители фильма сразу же после выхода первой части трилогии – это знаменитая секвенция Dies Irae – известное грегорианское песнопение, описывающее Судный День в понимании христианской традиции и часто используемое в качестве раздела заупокойной мессы. Именно она стала базовой для характеристики разрушительных сил Мордора: интонационные и фактурные архетипы музыкальной эстетики средневековой Европы в целом, и католической церкви, в частности, мощнейшим образом воздействуют на сознание слушателя – представителя западной цивилизации.

Другой «знаковой» для западного зрителя стала тема Шира (более знакомая зрителям по песне In Dreams в финале «Братства Кольца»). Она практически «копирует» традиционную английскую мелодию «Terra Beata», ставшую основой для христианских гимнов «This Is My Fathers World» («Это мир моего Отца») и «How Can WeName a Love» («Как мы можем назвать любовь»).

Сцена появления хоббитов в Ривенделле озвучена светлой и чарующей темой композиции «Many Meetings», с которой связано еще одно услышанное  сходство. Тема Ривенделла (Rivendell Arpeggio) арпеджированного хода в партии струнных инструментов (в аккомпанементе) воспринимается как аллюзии на начальные такты «Panis Agelicus» Сезара Франка.

 

Дальше – больше. Мимо Вагнера пройти было точно невозможно, тем более, что о влиянии музыки великого немца на финал фильма говорил и сам Шор в своих интервью, и Даг Адамс, указавший в аннотации к полному собранию музыки «Возвращения Короля» буквально следующее: «После чередования наиболее ярких музыкальных фрагментов «Возвращения Короля» в оркестре звучит новый материал – серия восходящих арпеджио над пересекающимися аккордами. Это, своего рода, реверанс Шора в адрес Рихарда Вагнера и его «G?tterd?mmerung» – последней оперы другого мифа о Кольце – «Кольца Нибелунгов». От себя добавим, что музыка весьма напоминает не только начало «Сумерек Богов», но и вступление ко всей тетралогии – увертюры к опере «Золото Рейна». Этот, к слову сказать, весьма знаковый момент во всей партитуре Шора, обычно игнорировался зрителями, спешно покидавшими зал на заключительных титрах третьего фильма. А зря. Услышали бы много интересного. Как минимум, замечательную, оскароносную уже композицию «Into The West» в исполнении Энни Ленокс, после которой и звучит благородная величественная музыка a la Вагнер, соединяющая в себе две великие истории Кольца.

Еще одна тема – одна из главных в фильме – тема Братства Кольца (The Fellowship Theme), ассоциируется с материалом симфонии № 3 (ор. 52, C-dur) Яна Сибелиуса и звучит подобно теме хорала в конце первой части симфонии. В определенном смысле героическая хоральная тема Братства как аллюзия (если таковая имела место) на симфонию Сибелиуса может объяснить причину, побудившую Шора использовать этот материал. Известно, что при создании эльфийских языков Толкин опирался на финскую грамматику, а в мифологии – на финский эпос. Творчество Сибелиуса стало символом финской музыкальной культуры, а создание его третьей симфонии так или иначе связано с Англией. Собственно, в процессе работы над ней, Ян Сибелиус посетил Британию (конец 1905 года). Практически точное цитирование темы из «Английской» симфонии финского композитора в качестве одной из основных музыкальных тем киноэпоса словно соединяет два национальных культурных пласта.

 

Углубляемся в сторону классики. Музыка итальянского композитора и литератора Арриго Бойто – Пролог к опере «Мефистофель» – также нашла отголоски в партитуре «Властелина Колец», ассоциируясь с «Явлением Олорина» (Ol?rin Revealed) – сцена преображения Гэндальфа в «Двух Крепостях».

Помимо этих примеров, мы находим сходство «Dies Irae» из «Реквиема» В.А. Моцарта и одним из последних крупных хоров фильма «The End of All Things» («Конец всех вещей»), имеющих тотально сходные черты. Если зафиксировать детали, то они таковы: общая тональность d-moll, ритмическая организация фраз, движение басового голоса по звукам тонического трезвучия и, главное, что их объединяет, – описание последнего момента бытия. Dies Irae – День Гнева — это последний, Судный День в христианской эсхатологии, после которого начнется иной мир. «Конец всех вещей» звучит в момент разрушения Единого Кольца, когда взрывается Ородруин, и расплавленная масса лавы вырывается на поверхность, грозя гибелью двум хоббитам, осмелившимся бросить вызов могущественному Врагу, в то время, как небольшое войско, ведомое Арагорном, вот-вот потерпит поражение. Это — последний день старого мира… Иными словами, налицо совпадение смыслового содержания. Можно сказать, что это – своеобразный «Реквием» Шора, также ведущий к просветлению и наполненный надеждой.

Есть еще кое-что, по мелочам. Например, оркестровка фрагмента ч. II из симфонии №9 Дворжака, основанная на мелодии народной песни «Собираясь домой» (Going Home), и оркестровка темы Шира в момент встречи хоббитов в Доме Исцеления в «Возвращении Короля». Но это все, конечно же, домыслы. Но уж больно ярки совпадения, чтобы быть коллективной слуховой галлюцинацией.

Властелин Колец. Тизер

К сожалению, и в интервью самого композитора, и автора книги о музыке «Властелина Колец» Дага Адамса, все как-то размыто: «Говард определенно знает классический репертуар, но на самом деле единственно, чему он отдает намеренное почтение во «Властелине Колец» — это вагнеровский финал в трилогии. Это не значит, что нет каких-то близких музыкальных связей повсеместно в партитуре, но все эти совпадения случайны и, на самом деле, мимолетны. Верите ли вы этому, или нет, но именно опус Толкина снабжал воображение Говарда на протяжении всего проекта. Когда он сочинял, я видел, что у него под рукой всегда была хорошо потертая книга с загнутыми страницами…».

В общем, сплошные загадки в темноте…

Musica instrumentalis или, как говаривала Алиса, дальше «все странноватее и чудесатее»

Когда имеешь дело с сочинением музыки к большим эпическим картинам, мыслить нужно масштабно, широко и вне каких-либо рамок. Потому что рамки ограничивают, а мифология или миф (если уж говорить прямо), не может быть ограничена даже национальными особенностями. В том числе и звуковыми.

Оркестр Говарда Шора во «Властелине Колец» не просто замечателен, но весьма примечателен, о чем и говорилось, и отмечалось не раз. Партитура бьет все рекорды по количеству использования в ней инструментов не-академической, или не-классической европейской традиции. Бойран, кельтская арфа, цимбалы (в том числе и венгерские), три разновидности фиддла, включая норвежский хардангер фиддл и двойной – сконструированным специально для музыки «Властелина Колец» и напоминающий чем-то мандолину со смычком). Кроме этого: гитара, собственно мандолина, музетт/аккордеон, вистл, монохорд, флейты: най и пан. Так же индийские саранги и дилруба, японские барабаны тайко, марокканский гобой рхайта, тибетские гонги и такие более-менее привычные для больших симфонических оркестров наковальня, колокола и удары по струнам рояля. Отдельным блоком можно выделить звучание мощных хоровых и сольных вокальных номеров, написанных не просто на текст придуманных Толкином языков, но в точнейшем соответствии с их содержанием и совмещением слов, музыкальной динамики и происходящему в кадре. Например, в начале второго фильма: сцена битвы Гэндальфа и Балрога и их падения в бездну (композиция «Foundations Of Stone»).

 

Но дело даже не в многообразии звуковой палитры, а в том, как Говард Шор использует их возможности. С одной стороны, это тембровая характеристика персонажей (пан-флейта – лейт-тембр Фарамира, вистл – хоббитов, венгерские цимбалы достались Голлуму и т.п.). С другой — все это богатство создает единство в своем многообразии; ощущение «вот это индийская музыка, это венгерская или японская» отсутствует напрочь. Тембры инструментов разно-национальных культур не только сливаются в едином звуковом пространстве оркестра, но и действительно создают ощущение некоей «музыкальной пракультуры» пяти-семи тысячелетней давности, которую Говард Шор, собственно, и стремился создать, о чем неоднократно говорил в своих интервью. В итоге, мы имеем то, что имеем – насыщенную звуковыми (тембровыми и интонационными) архетипами музыку, которая позволяет зрителю эмоционально погрузиться в мир Средиземья. А оно, как иногда полагают вслед за Толкиным, предшествовало нашей культуре. Что, собственно, и следовало доказать создателям кино-Средиземья.

Da Capo al Fine, или с начала до конца…

Обычно, в завершении исследования принято подводить итоги и делать некоторые выводы. А также высказывать мнение по поводу и ставить глобальные, устремленные в будущее, задачи. Ну что же… Рискнем…

 

На чем зиждется археология? На наличии артефактов. Музыкальная археология становится похожей на дилетантство при отсутствии напечатанных партитур — своих доказательств о существовании чего бы то ни было. Можно найти ноты Моцарта и Вагнера, скачать из интернета сколько угодно произведений Пушкина и Шекспира, но практически невозможно добраться до печатных музыкальных текстов современных композиторов (особенно кинокомпозиторов).

Понятно, что в нашей стране в данный момент времени киномузыка переживает кризис не просто объективный, а системный. И это при том, что интерес к ней высок, хотя с профессиональной точки зрения весьма хаотичен. Нет сомнений в том, что представители современной отечественной композиторской школы в силах создавать многоуровневые, сложные киномузыкальные партитуры. Однако чтобы привлечь к ним общественное внимание, необходим доступ к качественным записям, а не к «выковырянным» умельцами звуковым дорожкам с видео. И, разумеется, раз академическая музыкальная наука требует для изучения нот, необходимы их публикации.

Елена Синицына

Об авторе

Елена Синицына – музыковед, изучает киномузыку и аспекты ее воздействия на зрителя/слушателя.


Теги: Альфред Шнитке Антонин Дворжак Арриго Бойто Говард Шор Даг Адамс Моцарт Рихард Вагнер Сезар Франк Ян Сибелиус



Показать все теги