КиноМузыка online | 04.04.2011 | Рубрика: NoTA BENE | Комментарии

От редакции: Церемония награждения лауреатов старейшей кинонаграды страны — премии «Ника» — состоится в Москве в театре «Московская оперетта» 7 апреля. По каким критериям вручают премии в области киномузыки  на примере «Золотого орла» выясняла Ольга Капустян. 

В этом году на кинопремию «Золотой орел» номинировались три равно достойные киномузыкальные работы. Первенство получила музыка Евгения Доги к фильму «Рябиновый вальс». И, на мой взгляд, по праву. Но особо хотелось бы отметить другого номинанта – Юрия Потеенко и его работу в картине «Черная молния».

Сам фильм вызвал противоречивые отклики, однако впечатление от просмотра осталось приятным — что говорить, простая и красивая сказка о добре, зле и выборе между ними. Пожалуй, именно о таких вещах и стоит поразмышлять в канун Нового года, когда хочется начать все заново и обязательно красиво. И пусть в фильме будет хеппи-энд — раз в год можно. Просто для того, чтобы зарядиться позитивом на грядущие 365 дней.

Есть недоработки, прежде всего актерские. Но музыка справляется с ними: дорисовывает образы, приподнимает и углубляет смыслы. Она чутко следует за всеми изгибами сюжета, вплоть до жеста, внезапной мысли или оттенка чувства, которые мгновенно доходят до зрителя, минуя этап осмысления. Здесь музыка пронизывает весь фильм, почти не прерываясь, взяв за руку с первым появлением в театре «Волги ГАЗ-21» и не отпуская до самого конца. И чем дальше, тем выпуклее она становится.

В самом начале фильм сопровождают прозрачные акварельные линии. Очень светлые! Утро над Москвой, день рождения, вся комичная сцена с подарком. Далее события обостряются, и краски становятся более контрастными: мягкая музыка свидания, жесткая — погони. В момент трагедии звуки обрываются. Остается только фортепиано. Самый проникновенный, пожалуй, инструмент: нет в нем ни стенания, ни трагедийного пафоса. Фортепиано будет звучать во всех ключевых моментах жизни героя: и в любви, и в трагедии. Фильм будет дышать его звуками.

Эта тихая кульминация дает мощный импульс всему последующему действию. Такой эффект достигается во многом за счет оркестровки, когда фортепианная тема сперва сопровождается вокализом, а затем переходит к густым струнным. Вообще, оркестровка этого фильма отдельный разговор. Юрий Потеенко знает и чувствует потенциальную выразительность и силу каждого инструмента. Они послушны ему. Он словно вытягивает их за ниточки и плетет, плетет, вплетает, выплетает. И горстью бисера взлетают деревянно-духовые в комичных сценах, и медные тремя мощными нисходящими диссонансами подводят черту в борьбе добра со злом.

Это как раз тот случай, когда музыка поэтизирует фильм. Даже если она порой незаметна или вовсе неслышна — в нужный момент она прорвется со всем полнозвучием.

Поскольку музыка непрерывно сопровождает действие, встает вопрос об организации столь объемного симфонического полотна. Помимо того, что композитор использует такие приемы как предвосхищение, когда музыка заранее готовит следующий кадр (к примеру, первый осознанный полет на машине), и объединение, когда несколько кадров объединяются одной темой (например, музыка трагедии проходит через три сцены), в музыке фильма появляются лейтмотивы —  мелодии, а то и просто интонации, которые закрепляются за определенным героем, предметом или явлением. Все они выразительны и легко узнаваемы. Лейтмотив есть у машины — восходящие фантастичные интонации. Есть два лейтмотива зла: причем один из них постоянно сопровождает самого отрицательного персонажа, а другой — звучит в непростые моменты жизни положительных героев. Есть музыка комическая, окрашивающая соответствующие кадры. Есть музыка правосудия, которая звучит в моменты расправы со злом, в финальной схватке. И, конечно, музыка любви, светлая и (в хорошем смысле) легкая, оттеняющая сжатые динамичные темы погонь. Все эти лейтмотивы рассыпаны по партитуре и служат ее скреплению, но ни в коей мере не сковывают творческого порыва композитора, оставаясь ценным инструментом в его руках.

Помимо музыки Потеенко в «Черной молнии» есть песни, написанные различными группами специально для этого фильма. По уровню, это ничем не примечательные образцы поп-культуры, которые выбиваются из общей атмосферы хорошего музыкального вкуса. Но что странно, именно эти песни были отдельно выпущены в качестве оригинального саундтрека к фильму, а вовсе не симфоническая музыка Юрия Потеенко. Специально посмотрела на аналогичные голливудские альбомы: они полностью или большей частью состоят из инструментальных композиций. Что же произошло в случае с «Черной молнией»? Издатели просчитались или указали действительный уровень нашего зрителя? Не берусь судить. Однако за работу Юрия Потеенко досадно, поскольку именно она, если рассматривать всю музыку к фильму «Черная молния», и была достойна отдельного издания.

Также остался вопрос, почему эта работа уступила «Золотого орла» «Рябиновому вальсу». Но здесь есть ответ.

Дело в том, что с вручением кинопремий за лучшую музыку, вообще, не просто. Могут номинироваться столь различные по принципу подхода к кинематографическому материалу музыкальные работы, что сравнивать их довольно сложно. 7 апреля ожидается вручение премии «Ника». С одной стороны номинирована музыкаЭдуарда Артемьева к «Предстоянию», которая, конечно, хороша сама по себе, но в фильме носит скорее случайный характер (просто потому, что дышать ей там негде). С другой стороны — работа Валерия ДиДюли в «Кочегаре», где с точностью все наоборот: незамысловатая, я бы даже сказала, пустоватая музыка именно этой своей особенностью создает пронзительный смысловой контрапункт происходящим событиям, отстраняя от них и уводя в какие-то кундеровские идеи «легкости бытия». И вовсе особняком стоит работа Андрея Карасева«Овсянки», которая, по сути, является нервом фильма, а песня «Запах лета» (написанная однако другим автором, не являющимся номинантом) — высоким образцом классической хоровой песни.

Что окажется важнее для «Ники — 2011» — собственно качество музыки или ее уместность в данном кинематографическом контексте, мы узнаем совсем скоро.

Столь же не просто сравнивать «Черную молнию» Потеенко с «Рябиновым вальсом» Доги. Все равно, что пытаться сопоставить сами картины — фильм о супергерое и психологическую драму. Первый — стремление достигнуть голливудского размаха, второй — рассказать о русском человеке.

Эдуард Артемьев в одном из интервью на вопрос о работе в Голливуде как-то сказал: «Там от музыки требуется комментарий к каждому кадру, каждому сюжетному повороту, чтобы поддерживать интерес зрителя и направлять его по правильному пути. А во всей Европе, и у нас в том числе, —  эмоциональное отражение состояния кадра, эмоциональный смысл кадра».

Музыка «Черной молнии», по моему мнению, написана именно в голливудской традиции. А жюри  «Золотого орла», выбрав «Рябиновый вальс», отметило по сути своей музыку русскую, психологичную, не дающую однозначных ответов. Что ж, если «Золотой орел» вручается за вклад в развитие российского кинематографа, то Евгению Доге он присужден по праву. А «Черная молния» Юрия Потеенко, совершив свой блистательный полет, показала, что музыка для нашего кино может быть написана и по голливудскому принципу. Но что главное, на высоком профессиональном уровне.Ольга Капустян

 

Об авторе

Ольга Капустян – музыкальный журналист, студентка 5-го курса фортепианного факультета Нижегородской консерватории им. Глинки. Параллельно с основным образованием окончила факультет арт-журналистики по специальностям пресса и ТВ.


Теги: Андрей Карасев Валерий ДиДюля Евгений Дога Эдуард Артемьев Юрий Потеенко



Показать все теги