КиноМузыка online | 15.12.2011 | Рубрика: Технологии | Комментарии

Это интервью – часть исследования, посвященного программному пакету Vienna Suite. Питер Александр беседует с Эрнестом Колакисом из компании Numerical Sound, создателем библиотек FORTI (Импульсы реверберации и тембры для полного оркестра) и  SERTI  (Импульсы реверберации и тембры для небольшого ансамбля). Обе библиотеки выпущены компанией VSL эксклюзивно для  программного пакета Vienna Suite.

Эрнест Колакис занимается музыкой и компьютерами более 25 лет. В середине 1990-х годов он разработал технологию создания ритмического рисунка (шаблоны DNA Groove Templates, а позднее — Feel Injector Templates (Pro Tools), впоследствии ставшую частью всех заметных секвенсоров DAW (Digidesign, Digital Performer, Logic, Cakewalk и Steinberg). Кроме того, Колакис – разработчик более 25 продуктов для современных композиторов и серьезных любителей музыки. Среди этих продуктов – библиотеки импульсов FORTI и SERTI для конволюционного ревербератора Vienna Suite. В 1999-м году Колакис получил заказ от Национального балета Канады на воссоздание для механического пианино Yamaha Disklavier знаменитых «Гольдберг-вариаций» Баха в исполнении Глена Гульда (сыгранных в 1981 году). В ноябре 1999-го года состоялась громкая премьера.

Эрнест был сопродюсером самого записываемого барабанщика в мире Бернарда Пёрди, барабанщика Клайда Стабблфилда, чьи работы чаще всего сэмплировались и легендарного барабанщика регги Слая Данбара. Многие известные композиторы широко используют разноритмовые вибрации и резонансы Колакиса в фильмах, трейлерах и на телевидении.

Циклы, ритмические шаблоны и импульсы реверберации от Numerical Sound давно стали частью пакетов Pro Tools от компании Digidesign, GigaPulse от Tascam, Bias Inc., программ для обработки звука Peak, Sonar от Cakewalk и  Digital Performer от Mark of the Unicorn.

КиноМузыка online: Эрнест, расскажите в двух словах, что такое импульсная характеристика?

Эрнест Колакис: Это звуковой отклик помещения на определенный звук. Импульс позволяет преобразовать запись так, будто она сделана в определенном помещении. Практически без ограничений. Импульсы могут точно моделировать:

  1. акустику любого помещения с любым эхо и/или ранними отражениями,
  2. статический фильтр с любыми возможными частотными характеристиками.

Импульсы не могут моделировать искажение сигнала, менять динамику и модулировать частоту сигнала за определенный временной интервал.  

В чем различие между алгоритмическим и конволюционным ревербераторами? Конволюционная реверберация сравнима с фотографией определенного помещения, тогда как алгоритмическую реверберацию (как в технологиях компании Lexicon) можно сравнить с чертежами архитектора, поскольку она дает самое общее представление о пространственных характеристиках закрытого помещения. Но у алгоритмического ревербератора есть одно преимущество перед конволюцией (свёрткой): он может модулировать различные параметры реверберации в реальном времени.

КМО: Кажется, импульсные характеристики – Ваша страсть. С чего началось это увлечение?

Эрнест Колакис: В детстве я посмотрел фильм «Пинк Флойд: концерт в Помпеях». Это выступление классической группы в исторической обстановке (пустой римский амфитеатр) показалось мне очень поэтичным. Позднее я объездил Францию, Италию и Египет со звукозаписывающим оборудованием, чтобы измерить импульсные характеристики некоторых уникальных и вдохновляющих зданий. Я работал вместе с коллегой, изучавшим историю искусств, и заодно узнал много нового об историческом и культурном значении тех мест, которые мы посещали. Среди них были храмы, гробницы, церкви и несколько пещер. Было довольно забавно изучать акустические характеристики памятников архитектуры. Часто звук оказывался совсем не таким, как мы ожидали. Например, от Пантеона (Рим) я ожидал долгой объемной реверберации, учитывая фантастические размеры этого сооружения. Но реверберация в Пантеоне оказалась на удивление короткой, мы зафиксировали в разных точках очень немногочисленные и очень скромные эхо. Не менее интересно и другое сооружение: капелла Пацци во Флоренции, построенная Филиппо Брунеллески. Помещение небольшое, но реверберация там гораздо дольше, чем я ожидал (возможно, благодаря совершенству пропорций). И это только один из моих любимых памятников архитектуры во Флоренции.

КМО: Каковы преимущества Вашей технологии перед такими ревербераторами, как PCM 90, Bricasti иLexicon 960? И есть ли они вообще?

Эрнест Колакис: В отношении звукового моделирования у импульсных характеристик и конволюции гораздо больше возможностей по регулировке звука по сравнению с  названными ревербераторами. При работе с импульсными откликами вы полностью контролируете процесс и можете задействовать практически любую из двадцати с лишним тысяч частот аудиоспектра. Для сравнения: для стандартных ревербераторов характерен черновой подход с очень приблизительным делением на низкие, средние и высокие частоты.

Еще один важный момент — затухание звука. Библиотека импульсных откликов Numerical Sound IR более точно отражает время и характер затухания звуков в закрытых помещениях. Из других типов ревербераторов с нашей технологией могут сравниться разве что большие пластиночные ревербераторы, довольно точно передающие характер затухания.

КМО: Позволю себе вопрос не по теме. Ответ наверняка будет интересен нашим читателям. Если взять ревербератор типа PlatinumVerb со встроенным эквалайзером, какие преимущества он дает композитору по сравнению с отдельным эквалайзером при обработке звукового сэмпла?

Эрнест Колакис: Встроенный эквалайзер имеет дело с сигналом, на 100% обработанным процессором эффектов, что имеет смысл в некоторых условиях. Я лично предпочитаю создавать новый трек и обрабатывать прямой сигнал, как сигнал, обработанный на 100%. В этом случае можно нормализовать и сформировать пространственные характеристики фонограммы при помощи любого эквалайзера или компрессии.

КМО: Я спросил потому, что Vienna Convo включает опцию редактирования эквалайзера. В чем отличие эквалайзера Vienna Convo от соответствующей функции PlatinumVerb от Logic?

Эрнест Колакис: Конволюционный ревербератор Vienna Suite включает полноценный пятиполосный эквалайзер, тогда как у PlatinumVerb эквалайзер двухполосный.

КМО: Вы недавно говорили, что Брюс Ботник, работавший звукорежиссером у покойного Джерри Голдсмита, активно пользовался Вашими импульсными характеристиками. Вы делали для него звуковые отпечатки на заказ?

Эрнест Колакис: Брюс использует обе мои коллекции импульсов на 96КГц/24 бит (Pure Space Classical (классическая коллекция ревербераций для помещений) и Mystical Reverberation Impulses (коллекция мистических ревербераций). Также он приобрел библиотеки FORTI и SERTI.

КМО: Вы также ранее упоминали о притягательности громких названий. Расскажите об этом поподробнее.

Эрнест Колакис:  Многие считают, что престижно заполучить акустический отпечаток знаменитого здания. Но какое значение имеют громкие имена с точки зрения музыки? Смысл обработки звука в том, чтобы найти правильные пространственные характеристики фонограммы и так их применить, чтобы обогатить музыку. При этом абсолютно неважно, берете ли вы импульсные характеристики знаменитого здания, собственной ванной или гаража. Публика будет любить вашу музыку ушами, а не глазами.

КМО: Мне, как композитору, важно знать, в каком именно концертном зале или в какой студии записан звук, который я собираюсь использовать. Иногда я даже узнаю, кто раньше записывал музыку в этом помещении, покупаю и слушаю их CD. Насколько надежен такой способ, если хочешь оценить качество импульсной характеристики определенного помещения?

Эрнест Колакис: В любой студии звукозаписи умеют менять звуковые характеристики помещения, чтобы они подходили к конкретной музыке. Так что импульсный отпечаток из знаменитого помещения не обязательно точно отражает специфику места. Пространственные характеристики записей, сделанных в таких студиях и тон-ателье, как Abbey Road, Sykwalker, Air Lyndhurst, Todd-AO, существенно различаются в зависимости от того, какое оборудование выбрано из богатейшего арсенала (какие микрофоны, компрессоры, эквалайзеры, какой цифровой ревербератор и т.д.).  

Не забывайте также, что при записи музыки для фильмов акустическая атмосфера студии часто намеренно меняется за счет использования цифрового или пластиночного ревербератора, особой расстановки микрофонов, конкретных настроек цифрового ревербератора. К тому же, пространственные характеристики конкретной записи могут сильно измениться из-за компрессии. Фактически импульсный отпечаток помещения — сложное, многослойное образование, дающее общий звуковой «портрет» помещения. Это не «чистая» импульсная характеристика в одной конкретной точке.

КМО: Еще раньше я слышал от Вас, что есть некий алгоритм выбора импульсной характеристики. Расскажите, пожалуйста, как композитор может тестировать и выбирать импульсные характеристики?

Эрнест Колакис: Проще всего прокрутить весь список импульсных характеристик и примерить каждую из них к вашему треку. Басы, верхние и средние частоты для каждой импульсной характеристики затухают по-разному, так что можно получить очень интересные эффекты, если добавить импульсные характиеристики к необработанному треку. Выбирать объем помещения нужно с учетом темпа и  структурной сложности музыки. Во всех продуктах Numerical Sound есть импульсные характеристики с быстро затухающими басами, от которых выиграет сложная, насыщенная музыка.

КМО: Считается, что нужно брать две реверберации для каждой группы инструментов. Одну – для раннего отражения, вторую – для «хвоста» реверберации. Что Вы, как разработчик, можете об этом сказать?

Эрнест Колакис: Да, я определенно рекомендую такое решение, особенно для инструментов, «расположенных» на переднем плане.  Я часто беру даже два ранних отражения и одну хвостовую реверберацию. Хорошо бы, конечно, создавать отдельную пару звуковых откликов для каждого из инструментов, но пока это неосуществимо. Придется подождать, пока не начнут делать 100-ядерные процессоры!

КМО: Вы выпустили набор импульсных характеристик, входящих в каждый комплект LASS. Какие образцы импульсных характеристик от Numerical Sound прилагаются к LASS и для чего они могут пригодиться?

Эрнест Колакис:  В комплекте – три хвостовых реверберации и шесть типов ранних отражений с вариациями во времени затухания и в окраске звука (яркий, тусклый, плоский). Они могут существенно влиять на пространственные характеристики фонограммы и имеют очень прозрачное звучание.

КМО: Я знаю, что импульсные характеристики могут быть полезны при «расстановке» инструментов во время сведения. Очевидно, что LASS предполагает заранее заданную расстановку. Но как бы Вы применили импульсные характеристики, скажем, к группе духовых из Vienna Suite?

Эрнест Колакис: Вам понадобится несколько плагинов: библиотека импульсов  FORTI или SERTI, фильтр TILT, конволюционный ревербератор с опцией «раннее отражение» и  (для панорамирования) PowerPan для Vienna Suite. Перед тем, как добавить записанную партию инструмента в общую запись, обработайте трек фильтром TILT и конволюционным ревербератором. Фильтр позволит сделать звук более ярким или более тусклым, что «переместит» инструмент соответственно на передний или на задний план. Выберите из предложенных импульсных характеристик подходящие раннее отражение и «хвост» реверберации, а потом с помощью PowerPan определите, из какой именно точки стереополя должны идти импульсы раннего отражения.

КМО: Как разработчик, назовите, пожалуйста, основные достоинства конволюционного ревербератора для пакета Vienna Suite.

Эрнест Колакис:  В первую очередь, высочайшее качество конволюционного движка. Кроме того, плагин гибкий (работает с форматами AU,VST & RTAS) и обладает хорошей защитой – лицензионным ключом Syncrosoft. Я провел переговоры со всеми серьезными игроками на рынке ревербераторов и предложил добавить защиту для контента, созданного третьей стороной, – библиотеками. К сожалению, они заинтересованы только в защите собственных модулей, а защита труда третьих лиц их не волнует. Это очень недальновидный подход, тормозящий внедрение новых идей и нового материала, но такова музыкальная индустрия. Единственная компания, вкладывающая деньги и время в защиту интеллектуальной собственности третьих лиц, это VSL. Для VSL превыше всего интересы дела, качество музыки, интеллектуальный потенциал и гибкость программного обеспечения. Мы с ними в этом смысле очень созвучны.

Vienna Suite вкупе с Vienna Ensemble Pro позволяет экономно распределить плагины на три компьютера (Mac или PC). Мне кажется, что это уникальная находка, и вряд ли Apple со своим ревербератором Space Designer найдет, что ей противопоставить.

КМО: Рассмотрим пример: одна из импульсных характеристик в Vienna Convo называется «06 Large Concert Hall Warm» (06 Большой концертный зал, теплый). В примечании указано, что динамик расположен в центре, а микрофон – в глубине зала. Объясните, пожалуйста, о чем это примечание должно сказать композитору.  

Эрнест Колакис: Этот импульсный отклик расходится сразу во всех направлениях, при этом он исходит словно бы из глубины зала. Теплота фонограммы достигается благодаря встроенному фильтру TILT. Используйте конфигурацию, близкую к данной.

КМО: Если я не звукорежиссер, зачем мне опция панорамирования импульсного отпечатка, имеющаяся вVienna Convo (особенно если мои инструменты уже прошли панорамирование)?

Эрнест Колакис: PowerPan позволяет поместить импульсы раннего отражения в любое место стереополя с большей точностью, чем при обычном панорамировании. Это очень гибкий инструмент. Я бы всем рекомендовал пользоваться фильтром  TILT, конволюционным ревербератором, PowerPan и лимитатором.

Беседовал Питер Александр

Перевод Екатерина Юрьева


Теги:



Показать все теги