Секрет «Золотого глобуса»

КиноМузыка online | 13.01.2015 | Рубрика: В центре внимания | Комментарии

11 января в Лос-Анджелесе состоялась церемония вручения наград одной из самых престижных кинопремий мира — «Золотой глобус», которую ежегодно, начиная с 1944 года, организует Ассоциация иностранной прессы Голливуда (The Hollywood Foreign Press Association, HFPA). После успешного завершения очередного сезона «раздачи глобусов» мы поговорили с председателем комитета по зарубежному кино Ассоциации иностранной прессы Голливуда Сергеем Рахлиным о том, как определяются победители «Золотого глобуса».

КиноМузыка online: В номинации за «Лучшую музыку к фильму» в этом году награду получил исландский композитор Йохан Йоханнссон за музыку к фильму «Вселенная Стивена Хокинга». Вы могли бы прокомментировать выбор Ваших коллег?

Сергей Рахлин: Думаю, что причина победы Йоханссона (которую, кстати, многие предсказывали) в том, что эта музыка, хотя и точно ложится на происходящее в фильме, может слушаться и как отдельное музыкальное сочинение. Она отражает лиризм любви героев на раннем, не столь драматическом этапе их жизни и почти трагическое развитие событий, связанных с прогрессом тяжелой болезни Хокинга и стоицизма его жены перед лицом все новых испытаний. При этом если слушать музыку снова, уже без экрана, то она в нашем (ну, хотя бы в моем) сознании воскрешает визуально представимые сцены из картин.

КМО: Российский фильм «Левиафан» режиссера Андрея Звягинцева стал обладателем премии «Золотой глобус» как «Лучший фильм на иностранном языке». Как Вы оцениваете шансы современного российского кино на международном уровне в целом?

Сергей Рахлин: Давайте разделим фестивальные и премиальные шансы. Фестивальные (отчасти и премиальные) были и будут весьма высоки, потому что фестивали и награждающие призами организации ищут не гламур и коммерцию в кино, а правдивое и художественно интересное отражение культурно-социальных проблем стран, где фильмы производятся. Россия в этом смысле не отстает от ведущих кинематографических стран. «Левиафан» с его многочисленными призами, включая теперь и «Золотой Глобус», второй для России после «Войны и мира» (1969), тому свидетельство и подтверждение.

Другое дело коммерчески успешные в домашнем прокате российские фильмы. Как повторить успех дома за рубежом лучше всех знают французы и китайцы. И те и другие усвоили уроки Голливуда. Их картины, оставаясь национальными по духу, технически не уступают, даже порой превосходят среднюю голливудскую продукцию. Это позволяет французам собирать за рубежом более 200 миллионов и более долларов в год прокатом своих фильмов. Чему способствует организация UniFrance, солидно финансируемая государством чисто на продвижение фильмов, а не на их финансирование. Что касается Китая, то, как каждая страна с экономическими успехами, она вызывает к себе повышенный интерес. К тому же китайские кинематографисты не забыли уроков советского кино, на котором сами учились, а теперь учат молодых, не забывая и о Голливуде.

Но есть новая надежда как для российского артхаусного, так и коммерческого кино. Налицо острый голод по контенту со стороны все новых и новых платформ показа — стриминг в интернете (Netflix, Amazon, Hulu и др.). Они ищут нишевую аудиторию, например, русскоязычных, живущих вне России, а также людей, готовых читать титры. А их становится все больше, благодаря привычке новых поколений читать текст в телефоне, на айпаде и даже бегущую строку под видеоновостями. Так что производителям русских фильмов и сериалов следует больше думать о том, как сохраняя национальное своеобразие (что трудно после запрета мата на экране — шучу!) отвечать международным (читай голливудским) стандартам сюжетосложения, видеоряда и всего того, что делает американское кино все еще доминирующим в мире.

КМО: Почему на Ваш взгляд нет российских композиторов на крупных картинах? В том же «Левиафане» звучит музыка американского композитора Филиппа Гласса. Если шансы у отечественных кинокомпозиторов выйти на международный рынок?

Сергей Рахлин: Я считаю, что шансы есть, но нет достаточного представительства. На западе, например, ценят многих русских операторов. На Каннском кинофестивале, я смотрел фильм «Ярость» с Бредом Питом в главной роли режиссера Дэвида Эйра. Фильм снят российским оператором Романом Васьяновым. Это прекрасная работа. Поэтому я считаю, что и у российских композиторов тоже есть все шансы. Когда я смотрю российские фильмы, даже если картина, извините, не очень, то музыка всегда хорошая. Поэтому непонятно, почему надо кого-то искать на стороне, когда есть свои кадры. Но чтобы попасть вообще в сферу американского кино, голливудского кино, нужны какие-то специальные усилия, чтобы о вас знали на американском рынке. Иностранные композиторы очень часто пишут музыку для голливудского кино и получают за нее престижные награды — и «Золотой глобус», и даже премию «Оскар». Например, Ханс Циммер, начинал как немецкий композитор, а сейчас он во всю «свой», «голливудский». Еще пример, французский композитор Александр Депла — лауреат премии «Золотой глобус», шесть раз был номинирован на премию «Оскар». Примеры есть, но иногда, что часто случается, иностранные композиторы начинают писать музыку как американцы, чья музыка, к сожалению, достаточно редко бывает интересной, она чаще всего функциональная. Мне иногда кажется, что ее пишут «на километры», музыка сама по себе, а кино — само по себе. Хотя музыка в кино должна создавать настроение. Я понимаю, когда музыку пишут функционально для фильмов в жанре «хоррор» или «экшн», а если мы говорим о лирической картине — музыка должна быть соответствующая. Но, увы, это очень редко случается.

КМО: Кто из российских кинокомпозиторов на Ваш взгляд мог бы быть номинирован на «Золотой глобус». Насколько российские композиторы конкурентоспособны на мировом кинорынке?

Сергей Рахлин: Трудно сказать, премия — это всегда сложно для всех, не только для русских. Сначала необходимо, чтобы они были. Я считаю, что в России своих композиторов недооценивают. Если русский фильм с не абстрактным сюжетом, то почему музыку пишет иностранный композитор? В кино сейчас есть такая тенденция как «европудинг», т. е. не понятно, где и кем сделано кино, в нем нет национального элемента. Но если я вижу русский фильм, и, как правило, он не очень, то музыка всегда почти хорошая, интересная.

КМО: Кто Ваши любимые российские кинокомпозиторы?

Сергей Рахлин: Я немного человек из другого времени… Но для меня это, конечно, Эдуард Артемьев, он номер один. Более молодых, современных, к сожалению, я не знаю. Когда говорят Толстой, Достоевский,Чайковский, Шостакович — это всегда и для всех, классика на все времена. А вот новые имена могут просто не знать.

КМО: Получается, что новая плеяда кинокомпозиторов не выросла, остались только мэтры?

Сергей Рахлин: Может быть, она выросла, но мы не знаем. Мы смотрим новый фильм, и чаще всего не задумываемся, кто написал музыку. Иногда это очень приятная музыка, похожая на французское кино, мелодичная и запоминающаяся.

КМО: А если какой-то секрет «музыкального» «Золотого глобуса»?

Сергей Рахлин: Никакого секрета нет, это дела вкуса. В Ассоциации иностранной прессы Голливуда представители из разных стран и разных культур. Я не думаю, что есть, какой-то «один вкус», но если музыка берет за душу, то она понятна представителям всех национальностей и культур. С другой стороны, я думаю, что поскольку среди членов Ассоциации в основном европейцы, есть, конечно, и другие — японцы, например, то они, безусловно, больше понимают мировую музыку, чем просто американскую.

КМО: Чтобы Вы пожелали российским кинокомпозиторам?

Сергей Рахлин: Чтобы в первую очередь они получили хорошие представительства, чтобы у них были агенты на Западе, в Америке. В Америке без специалиста — ты никто и ничто.

Беседовала Ольга Рачкина


Теги:



Показать все теги